Климовские дозоры

IX.

Калитка была заперта. Саша перемахнул через забор и оказался во дворе. Дверь открыл отец. Мать и Нина уже спали. Отец, видимо, поджидал его.

—Ты что в прятки играешь? — строго спросил отец. — Где до сих пор шлялся? На патруль наткнешься, не поздоровится.

Я просто гулял.

— Смотри, догуляешься…

— Не сердись, папа… Скажи лучше, как с завода килограммов 20 масла вынести.

— Что? Украсть? — нахмурив брови, спросил отец. — Я никогда в жизни этим не занимался.

— Зачем украсть? Надо конфисковать.

— А… для кого? — произнес отец.

— Для тех, у кого сейчас нет над головой крыши.

Неопределенный ответ сына не вызвал у отца удивления, по-видимому, он уже понял, о ком говорит Саша. Он спросил:

— Они же, говорят, ушли отсюда.

— Не знаю, но у меня есть поручение.

…В конце мая над смытыми спорым дождем березняками устойчиво держится терпкий лесной аромат. Особенно в полдень, когда пригреет солнце, опьяняющий запах леса захватывает дыхание. Как чудесны в эту пору леса!

Оказавшийся на дороге в Песочню Саша не мог не почувствовать чарующего наступления весны. Его настороженное внимание, чуткий слух воспринимали все окружающее с особой остротой.

В условленном месте он свернул с дороги, прошел несколько метров березняком и оказался на небольшой поляне, за которой рос густой кустарник. Саша оглянулся: на поляне никого не было. Через несколько минут из-за кустов вышел худощавый паренек в сапогах, измятом, с чужого плеча пиджаке.

— Эй, хлопец! — окликнул его вышедший из-за кустов, — нет ли у тебя махорки?

Саша понял, что это пароль, и ответил:

— Махорка есть, да бумажки нет.

— Это полбеды, что-нибудь придумаем.

Ответ совпадал. И Саша почувствовал какое-то внутреннее облегчение.

— Пошли в кусты, — сказал партизан.

Они зашли в густые заросли и прилегли на немятую траву. Бледно-сизыми жидкими лентами трава стлалась здесь по прошлогодним жухлым листьям. Казалось, сюда еще не дошла буйная зелень весны.

Связной представился Иваном Ляшковым. Он подробно расспрашивал Сашу об отце, знакомых. Саша отвечал обстоятельно обо всем, что знал, о полицаях и немцах. Затем связной сказал, что партизанам нужны продукты, табак, медикаменты и, конечно, сведения о расположении войск и полиции в Климове. Он обстоятельно объяснил, как и где передать партизанам масло, дал пароль. После этого и состоялся у Саши разговор с отцом.

…Захватив пустые ведра и коромысло, Саша пошел на маслозавод. Он часто ходил туда за обратом для поросенка, но сегодня по дороге на завод его сердце сжималось, и все внутри у него что-то напряглось: Саша шел на первый риск. Он никогда ничего не воровал.

Саша понимал, что идет не воровать, а выполнять задание партизан.

В цеху его встретил отец. Он показал на два ведра, наполненных обратом, как бы мимоходом бросил сыну:

— Снеси домой.

И ушел. Саша перелил содержимое в свои ведра, подцепил их на коромысло, вскинул на плечи. Выходя из цеха, Саша заметил, что к заводу подъехала подвода, сторож пошел открывать ворота. Пока сторож открывал их, Саша подошел к проходной и остановился. Сторож сделал знак, чтобы Саша проходил. Когда он оказался на улице, ему стало легче: опасность миновала.

Дома он слил обрат и, припрятав в чулане масло, побежал к Ламыго.

Саша накануне рассказал о задании партизан своему другу Толику Ламыго. Тот горячо согласился помочь доставить масло в условленное место. Толика он встретил во дворе.

«Все готово!» —весело сказал Саша, тряхнув белобрысой шевелюрой.

—А где оно? — спросил Толя.

— В надежном месте.

Они стояли посредине двора друг против друга, радостные и взволнованные.

На следующий день два друга шли по дороге на Митьковку. Толик то и дело перебрасывал мешок с ведром с одного на другое плечо, а зоркие глаза Саши следили, что происходит на дороге. Перейдя через ручей, друзья свернули на тропинку, которая шла слева от дороги. Впереди шагал Саша, за ним семенил Толик. Со стороны Митьковки показалась подвода, ребята быстро свернули в глубь леса.

В условленном месте их уже ждал Иван Ляшков. Он похвалил ребят и очень просил раздобыть хлеба и табаку, да побольше. Саша сказал, что надо что-то придумать. Наметили место встречи и разошлись.