Климовские дозоры

II.

В подвале полицейского управления только к утру заключенных одолела дремота.

Когда в коридоре послышались торопливые шаги, все сразу проснулись. В окна подвала уже пробивался слабый свет осеннего рассвета, полумрак ночи начал рассеиваться.

Лязгнул замок, упала дверная накладка, что-то скрипнуло. Все скорее почувствовали, чем увидели, что открылась дверь. Узники ждали — сейчас войдут и скажут: «Выходите — Красная Армия пришла». Но из темноты в сырой, холодный подвал зычный голос надзирателя железно произнес:

— Готовец,—к начальнику! Живей, живей, черт подери. Не жди, когда вушвырнут за воротник.

Саша, пошатываясь, пошел на голос надзирателя. «Жарко гадам стало, — думал Готовец, — наши перцу дали: заплясали кровопийцы!».

В дверях надзиратель толкнул Сашу в спину. Готовец едва устоял на ногах.

Не прошло и двух минут как дверь в каземат открылась. И тот же раздраженный голос крикнул:

— Ламыго, — к начальнику! Пошевеливайся! Ну!

Анатолия привязали к Готовцу. Через пару минут, в комнату втолкнули Иване Сафонова и привязали к Ламыго. «Все наши», — подумал Готовец.