Климовские дозоры

X.

Четырнадцатого августа Иван Сафонов выехал в Климово. Доехал быстро. Чтобы не проезжать через центр, он свернул на Орловку и так благополучно добрался до маслозавода. На заводе старшего мастера Николая Семеновича Готовца не оказалось: его вызвали в управу. Сафонов знал, что его мог заменить мастер Вениамин Александрович Тупиков.

— Вы Сафонов? — спросил мастер Ивана.

— Да.

— Мне Николай Семёнович сказал, что ты приедешь и тебе надо отпустить масло. Документ у тебя на масло есть?

— А как же? — говорил Сафонов, шаря в кармане брюк рукой, — вот она — бумажка.

Вениамин Тупиков посмотрел на накладную, повертел ее в руках.

— Вскатывай вот эту бочку и можешь ехать. И обращаясь к Анатолию Ламыго, попросил:

— Анатолий, помоги погрузить.

Иван с помощью Анатолия Ламыго погрузил на телегу бочку, на которой было написано: «57 килограммов», и поехал к проходной.

Ехал быстро, то и дело подхлестывая коня кнутом. Подъезжая к концу Орловки, он решил свернуть на Тымайловку и ехать через Лифобирск.

Едва спустился к ручью, как позади послышался треск мотоцикла. Иван оглянулся и увидел, что за ним — немецкая погоня. Он со всей силы хлестнул лошадь — и воз перемахнул через ручей.

Впереди крутой берег, лошадь не могла взять быстро это препятствие.

— Стой! — послышался крик на ломаном русском языке.

Иван рьяно хлестал лошадь, но она медленно поднималась в гору. В эти секунды небольшой подъем Ивану показался огромной, непреодолимой горой. Но вот лошадь выскочила на берег и рванулась.

В это время откуда-то со стороны воздух распорол выстрел. Лошадь споткнулась и упала. Иван вылетел из телеги. Он сгоряча подхватился, выхватил пистолет и выстрелил в мотоциклиста. Взглянув на лошадь, Сафонов понял, что она убита и на нее надеяться уже нечего. Он, петляя, побежал по полю в направлении леса. Изредка останавливался и отстреливался.

Мотоциклист сначала держался на расстоянии, но, когда Иван выстрелил последний патрон и со злом бросил пистолет в сторону, немец прибавил газу и вскоре оказался рядом.

— Стой! — кричал немец.

Иван не остановился, он ускорял шаг. Тогда мотоциклист заехал вперед. Иван повернулся и снова побежал к лесу. А когда немец схватил его за руку и свалил, Иван увидел второго мотоциклиста. Понял, что сопротивляться бесполезно.

Иван Сафонов был связан и доставлен на завод. Там уже был арестован Вениамин Александрович Тупиков.

Саша Готовец сказал Анатолию, когда они возвращались с работы.

— Я говорил, что с этим делом не стоило нам связываться. Можем главное провалить. Теперь как вам к Губанову показаться? Что будем говорить? И какая же собака предала? Сторож? Он, видимо, позвонил в гестапо. Так они не приехали бы, тем более о погоне не додумались бы. Я видел, как сторож внимательно осматривал бочку, телегу. Потом, когда Иван уехал, он ушел в контору.

— Этот тип на все способен. Если бы разрешили, я этому гаду горло перегрыз бы. Может быть, нам к Ивану Захаровичу, он посоветует, что дальше делать?

— Ты, Толя, панике не поддавайся. Сообщить ему, конечно, надо. Но неужели ты думаешь, что Иван Сафонов выдаст, ну а Тупиков почти ничего не знает, он лишь может отца моего предать. Я сегодня снова встречу назначил с ребятами, не пойти — нельзя, а ты шагай к Губанову.

На следующее утро Анатолий был грустен. Его ночные путешествия ничего не принесли. Губанова он не встретил, а связной сказал, что вся группа ушла на задание и будет только дней через десять. Что делать? К партизанам уйти?

Саша отклонил предложение товарища и сказал, что нужно готовиться к заданию.