Жить и помнить

История великой Отечественной войны — это не только перечень битв — это, прежде всего судьбы людские. В жизнь каждой семьи война вошла горькими событиями: потерей близких, родного дома, голодом, непомерной работой и неизбывной тревогой.

Очень хочется рассказать о боевой судьбе Дмитрия Трофимовича Иващенко. Заслуживает уважения то, что на нем жизнь как бы решила показать пример твердости и стойкости, преданности нашей Родине. Сейчас Дмитрию Трофимовичу 66 лет. Он давно на пенсии, но свое рабочее место не оставляет: трудится конюхом в колхозе «Путь к коммунизму» и охраняет колхозный лес.

Он часто встречается с молодежью села, рассказывает о пережитом в годы военного лихолетья. И всегда расстраивается после этих рассказов, переживает. Трудно даются воспоминания бывалому солдату, и не потому, что он плохо помнит войну, скорее наоборот. Трудно потому, что он несет в своей душе чужую боль и чужую память. Даже время — этот испытанный врачеватель — не смогло сгладить на сердце зарубок, сделанных самой суровой из войн. Его жена Александра Григорьевна говорит иногда с мягким упреком:

— Дмитрий, о том как ты воевал, поди все уже знают.

— Не обо мне речь, — «неизменно отвечает он. — Я воевал, как и сотни тысяч других. Боюсь, только одного, чтобы люди ничего не забыли, даже самой малости, особенно те, кто знает о войне лишь по книгам да кинофильмам. Сейчас за рубежом много находится таких, которые хотят свести на нет роль советского солдата в войне, хотят отнять у народа память. Этого допустить нельзя. Человеческая память — самое непобедимое оружие. Пока мы будем помнить; какой ценой завоевано счастье, победить нас не сможет никто.

В этих словах великая правда и великая сила.

Призвался Дмитрий Трофимович Иващенко в армию в 1939 году, служил он на Кольском полуострове в морской береговой артиллерийской батарее.

— Обстановка в мире в то время была напряженной, — вспоминает Дмитрий Трофимович, — но о плохом думать не хотелось. 22 июня 1941 года служба шла своим чередом, вдруг — боевая тревога. Весь полк собрался, и командир объявил о начале войны. Первое возникшее у меня чувство не страх и даже не тревога, а глубокая досада. Вот тебе и раз, только письмо из дома получил, все радовались, что я еду в отпуск, а тут война. И не успел я еще осознать всей тяжести случившегося, как на второй день наш полк принял первый бой.

Он был для меня самым трудным. Одно дело на учениях и совсем другое, когда вокруг все падает, горит, гудит земля, кто-то зовет на помощь. Впервые столкнулся со смертью своих товарищей.

Однако скоро это чувство неуверенности, оглушенности прошло. Сосредотачиваешься на другом и всю силу, волю вкладываешь в выполнение конкретного задания. В первом бою мы выпустили из своего орудия 92 снаряда беглым огнем, ствол накалился, краска на нем облупилась, но врага к Мурманску не подпустили. В этом бою противник у небольшой горной речки Западная Лица потерял несколько тысяч человек, мы тоже не досчитались многих своих товарищей. Долиной смерти прозвали потом солдаты это место.

Немцы предпринимали много попыток завладеть Мурманском, но все они окончились безуспешно. Фашисты сбрасывали листовки, бомбили город, но ближе чем на 30 километров так и не смогли пробиться. Мурманский морской порт действовал безостановочно. И это было главным следствием наших солдатских усилий.

Три года воевал Иващенко на Карельском фронте, дважды был ранен. Командование направило его на учебу в артиллерийское училище. Пока добрался, набор в училище был уже завершен, и из таких опоздавших была сформирована батарея. Так попал он на Орловско-Курскую дугу. В сражении под Прохоровкой был тяжело ранен. Перед боем коммунисты приняли Иващенко в свои ряды. Только что полученный партийный билет был пробит осколком, который прошел в нескольких сантиметрах от сердца.

После лечения в госпитале Дмитрий Трофимович участвовал в Корсунь-Шевченковской операции, где был ранен в четвертый раз. Снова госпиталь и снова фронт.

Иващенко освобождал Молдавию, воевал в Югославии. В Венгрии после окончания краткосрочных курсов ему было присвоено звание лейтенанта. За участие в боях по освобождению Будапешта Дмитрия Трофимовича наградили орденом Отечественной войны первой степени. Это была большая радость для солдата, но на земле Венгрии он испытал и самое большое потрясение.

Наши войска освободили Будапешт и двинулись на Секешфехервар.

— Этот город несколько раз переходил из рук в руки, — вспоминает Дмитрий Трофимович, — танковые соединения немцев на этом участке фронта пытались сделать прорыв, оказывали упорное сопротивление. После окончательного освобождения города от немцев, я попал на территорию госпиталя. Советские солдаты, которые находились там на излечении, на короткое время попали в руки немцев. Их вынесли на двор и каждого обварили кипятком. Кипяток заливали в рот, а потом добивали из автоматов.

— Какая жестокость! — восклицает Дмитрий Трофимович. — Мне кажется человеческим, умом понять это невозможно. И забыть невозможно. Забыть об этом – значит совершить преступление. Память о погибших — наша совесть, нам беречь эту память и все доделать за них на земле.

В глазах Дмитрия Трофимовича застыла боль и печаль, ссутулились плечи, он замолкает, видно, что говорить ему трудно.

Война для лейтенанта Иващенко закончилась в Австрии. Как итог — четыре ранения, четыре награды, множество осколков, которые он носит в себе до сих пор, и большая душевная боль на всю жизнь.

После долгого молчания он сказал:

— Мне, наверное, повезло, все мои фронтовые мечты сбылись. А о чем мечтает солдат на фронте? У всех мечта была одна: победить и остаться живым. Но очень часто за победу приходилось платить самой дорогой ценой — своей жизнью. Своими руками похоронил я друзей — лейтенантов Ивана Дубину и Ивана Ескевича. Прав был Константин Симонов, когда писал в книге «Живые и мертвые», что лейтенантская жизнь в дни наступления была недолгая, — в среднем от ввода в бой и до ранения, или смерти, девять суток на брата… Но ничто остановить нас не могло. Всю войну каждый из нас думал о семье, о друзьях, кто-то о станке, кто-то о плуге, но все вместе о мирном времени, и ради него отдавали свои жизни.

После войны Дмитрий Трофимович вернулся домой, женился, стал работать на родном поле. К боевым наградам прибавились награды трудовые. За получение высоких урожаев картофеля и овощей бригадир четвертой полеводческой бригады колхоза «Путь к коммунизму» Дмитрий Трофимович Иващенко был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В любом деле, в большем и малом, он выкладывается до конца. Это стало жизненным принципом коммуниста Иващенко.

Н. Гордеенко

Авангард № 4, 1985 г.