Война в судьбе моей семьи

Тютюнник Афанасий Никифорович

Судьба людей, прошедших Великую Отечественную войну, трагична, неповторима, оставила след в душе и в жизни каждого человека. И не помнить о тех людях, благодаря которым царит мир и покой в нашей жизни, невозможно. Много книг, статей написано о героях, участниках той страшной войны. И о судьбе одного такого человека я и хочу рассказать, память о нем живет в сердцах как близких ему людей, так и односельчан. Речь пойдет о жизни и судьбе моего дедушки — участника Великой Отечественной войны.

Афанасий Никифорович Тютюнник родился в 1915 году в простой крестьянской семье в селе Лакомая Буда. Семья жила небогато, но несмотря на все тяготы, окончил школу в Великой Топали. Все его «корни» были в земле — деды и прадеды, родители трудились землепашцами, поэтому он неспроста в 1933 году поступает в Новозыбковский сельскохозяйственный техникум, а в те годы учеба в таком заведении была делом престижным. После его окончания успел до армии поработать агрономом в Башкирии. Затем наступил армейский период.

Проходя срочную службу, принял решение поступать в Харьковское военно­-политическое училище. Вскоре началась война, куда попал политруком. Участвовал в тяжелых боях. В 1942 году был контужен. И вот что вспоминает дедушка: «Лежу на плащ­-палатке, а вокруг рвутся снаряды. Превозмогая боль, переворачиваюсь на живот и закапываю документы в землю. Кто я теперь? Человек без имени, документов, звания, Родины». Так начинается страшная страница его жизни — плен.

Сначала лагерь в Новгороде, потом в Пскове. Это был лагерь для военнопленных рядового состава. Немцы не знали, что он был политруком. Если бы знали, то сразу же расстреляли. Но никто его не выдал. Какой голод был в лагере, просто не описать. Заключенные ели траву и хвою. По вечерам лихорадочно ждали часа, когда принесут кипяток, для того, чтобы достать заранее накрошенную горсть затхлой соломы, взятую из подушки, и засыпать ее в воду, добавляя наскобленную со стены известь. Заваренную «похлебку» жадно съедали. В лагере мой дедушка также чувствовал себя политруком. Ведь и в тех условиях можно было кое­-что сделать — помочь сохранить человеческое достоинство, передать товарищам клочок бумаги с призывом «Держаться». Ведь каждому солдату важно было знать, что он не один, что рядом советские люди.

Позже к дедушке пришла мысль бежать. И он начал понемногу создавать подпольную организацию и готовиться к побегу. Сколько разных людей, таких же слабых, помогали ему, кто чем мог. Последний раз собралась группа, которую подготовил дед и уточнил задачу каждого. Они пожелали успеха друг другу и разошлись. А минут через десять дедушку взяли с поличным: компасом, картой и пистолетом. Начались допросы… Ничего не получив в ответ, немцы избивали деда и бросали его в крысятник. Придя в себя, дед с ужасом отбивался в темноте от здоровенных тварей. Так фашисты выбивали хоть какую-­то информацию. Четыре месяца он был в камере смертников. Вначале вызывали на допрос. И каждый раз, слыша шаги конвоиров, он думал, что это последний раз. Его приговорили к расстрелу, но не расстреляли. Почему не расстреляли сразу? Наверное, решили, что он специально заслан в лагерь для организации подполья.

В годы войны ему часто казалось, что хуже уже не будет. Но даже в такие моменты, когда прожитые дни казались пустыми, он думал только о людях, чтобы оставить им хоть какую-­нибудь память о себе и, наверное, под влиянием такого настроения он и нацарапал на стене строки, которые вошли в книгу «Говорят погибшие герои» с надеждой, что они до кого­-нибудь дойдут, может кто-­то сообщит нашим солдатам:

Багреет небо голубое
Там, с восточной стороны,
Где русский люд,
Сражаясь с врагом…
Сколько подвигов и геройства
Совершает он в бою.
Сколько воинов отважных
С орденами на груди…

Позже его перевели из Пскова в Таллин. Приговорили к смертной казни и посадили в одиночную камеру. Сидеть больно и лежать трудно — одни кости. Камера была размером в четыре шага — четыре шага вперед и четыре шага назад. И силы уходили с каждым днем. Так и жил в полузабытье. С расстрелом тянули, видно, мало еще знали, все выжидали сведений. Но, славу Богу, наша армия освободила Таллин. Когда он увидел первого советского солдата, заплакал. Все годы ни разу не плакал, перегорели, казалось, слезы, а тут полились. Солдаты окружили, дают хлеб, воду. Но вдруг они услышали голос. Это была медсестра: «С ума вы, что ли, сошли, он же умереть может».

После всех этих страшных событий долго лечился в госпитале. С военной формой полностью распрощался лишь в 1953 году.

Вскоре дедушка возвратился в родное село. И сразу взялся за любимое дело — устроился работать агрономом в сельхозартель Калинина и поступил во Всесоюзный сельскохозяйственный институт, который закончил за четыре года.

Успешного молодого парня заметили и избрали председателем сельхозартели имени Калинина, которую позже переименовали в колхоз имени Крахмалева. На этой должности дедушка проработал 19 лет. За время своей работы он организовал и руководил грандиозной стройкой, в результате которой в селе появились новые дома, дороги с асфальтным покрытием, зерноток, фермы, телятники, конюшня, машинно-­тракторный стан, столовая, дом культуры, школа, детский сад, дом правления, магазины. За успешное осуществление планов социально-­культурного строительства на селе Афанасий Никифорович был награжден орденом Трудового Красного Знамени, но никогда не говорил, что это его заслуга, а в первую очередь людей, которые трудились на благо колхоза.

Умер дедушка в марте 1979 года. Но о нем всегда помнят односельчане, просто знакомые люди и гордятся тем, что знали его.

Очень жаль, что я не смогла его увидеть живым, не почувствовала прикосновение его рук, не смогла ему сказать спасибо за жизнь, которую он подарил нам. Я горжусь своим дедушкой и память о нем буду хранить в своем сердце.

Закончив писать рассказ о жизни родного человека, я долго его перечитывала, смотрела на ордена, документы и испытывала чувство гордости, а по щекам катились слезы. Сколько нашим солдатам пришлось пережить — это и голод, и потеря близких людей, но они не сдавались, а шли до конца, выполняя поставленные цели. Спасибо тем, кто защищал Отчизну, за то, что мы сейчас живем. И хочется верить, что никто никогда не забудет про защитников. Ведь скоро совсем не останется ветеранов, которые воевали, и пока они живы, мы должны о них помнить и проявлять к ним всяческую заботу и милосердие.

Ольга Сорокина

Авангард № 10, 2020 г.