Трудная судьба

…Ночами не спалось. От изнурительной работы гудели руки и ноги, от постоянного недоедания кружилась голова. Стылые сумерки подступали к подслеповатым окнам барака. Во влажном воздухе отчетливо слышались лай собак и немецкая речь. Мысли снова и снова возвращали ее к родному дому, в свое село. Это стало настоящей пыткой…

— Вести с фронта доходили, — вспоминает Антонина Исааковна Голован, — о каких-то переменах там мы могли судить только по изменившемуся отношению к нам со стороны немцев. В чем это выражалось? Ну, например, мертвых — стали хоронить более «аккуратно», по одному, в каких-то ящиках наподобие гробов.

Чувствовали мы, все шло к тому, что осилят наши оккупантов, но до победы надо было дожить… Хотелось дожить. Да как? На завтрак — чай, на ужин — чай, и только в обед болтушка из брюквы. На шесть дней давали килограмм хлеба. Люди падали, умирали от истощения.

Лагерь находился рядом с городом Ноймаркт. Охранялся слабо. Немцы, когда нас только пригнали туда, вели себя по-господски, с пленными не считались, даже не помышляли о том, что придет такой день, когда за все придется отвечать.

Со мной рядом работали французы, поляки, немецкие антифашисты. Терпеть издевательства было невмоготу. Мы нанесли в барак соломы, хотели ее зажечь, чтобы задохнуться от дыма. Лагерная охрана сорвала наш замысел.

Антонина Исааковна подносит концы платка к глазам и нет таких слов, чтобы ее утешить. Немного успокоившись, рассказала о своей семье.

— Жили дружно, вели крестьянское хозяйство, семья состояла из 11 человек. Учиться было некогда, да и какая учеба, когда столько ртов каждый день за стол садилось. Работать надо было. И мы работали, работали с утра до позднего вечера.

В колхоз наша семья вступила в 1934 году. Каждый год я вырабатывала по 750 трудодней, а это значит, что получала по две тонны хлеба и по восемь тонн картофеля.

После освобождения из лагеря приехала домой. Как раз молотили хлеб. Долго не могла прийти в себя, все не верила, что вернулась из фашистского ада.

В послевоенные, самые тяжелые годы, работала Антонина Исааковна дояркой, свинаркой, выполняла любую работу.

Односельчане уважают Антонину Исааковну за то, что она беззаветно предана крестьянскому труду, за то, что никогда не пряталась за чужие спины. Доброе имя ее опирается на большое трудолюбие и любовь к родной земле.

Н. Гордеенко

Авангард № 115, 1989 г.