Солдаты Парада Победы

24 мая 1945 года на Красной площади в Москве состоялся исторический Парад Победы. Перед Мав­золеем великого основателя Коммунистической пар­тии и Советского государства В. И. Ленина торже­ственным маршем прошли овеянные боевой славой сводные полки фронтов, флотов и части Московско­го гарнизона. Доблестные воины — солдаты, офице­ры, генералы, маршалы — гордо, стройными ряда­ми шагали под боевыми знаменами, только что вы­несенными из огня сражений.

С трибуны Мавзолея В. И. Ленина героев Вели­кой Отечественной войны приветствовали руководи­тели партии и правительства.

В завершение торжественного марша воины-по­бедители под барабанный бой бросили к подножию Мавзолея двести захваченных в боях знамен раз­громленной немецко-фашистской армии. Этот симво­лический акт навек закрепил в памяти народов вели­кую, всемирно – историческую Победу Советского социалистического государства и его Вооруженных Сил над фашистской Германией.

(Из Краткой истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 —1945 годов).

 

Козырев Владимир Прокопьевич
Козырев Владимир Прокопьевич

Память Дмитрия Фи­липповича Солоненко, Владимира Прокофьеви­ча Козырева, Василия Потаповича Белогуба и Михаила Титовича Чу­сова хранит множество ярчайших событий. За долгие годы немало до­велось им увидеть, ис­пытать, сделать. Но есть в их биографии событие, объединяющее всех чет­верых, на всю жизнь вре­завшееся в память, как самое дорогое, священ­ное и волнующее. Это событие — знаменитый Парад Победы на Красной площади в Москве.

Трое из них прошли войну от самого начала до конца, и только Ми­хаилу Титовичу Чусову досталось несколько меньше. Но хватило и двух лет, ибо на войне не только год, а даже день, час, порой минута, нередко распоряжаются сотнями судеб.

Их фронтовая судьба, как считают они сами, сложилась счастливо. Все четверо изо дня в день находились на переднем крае, солдатский долг свой выполняли достой­но, о чем свидетельству­ют ордена и медали, и только госпитали да редкие переформирова­ния давали отдых от рат­ного труда. Но главное – все четверо, пройдя через огонь и смерть, ос­тались живы, Победу до­были, домой вернулись.

Белогуб Василий Потапович
Белогуб Василий Потапович

А каким иным может быть счастье у солдата.

Так уж случилось, что будучи земляками, уро­женцами Климовского района, познакомились они совсем недавно, че­рез 40 лет после войны.

2 мая в редакции газеты состоялась встреча вете­ранов войны — участни­ков Парада Победы. Из Курозново приехал Дмит­рий Филиппович Солоненко, из Чурович Вла­димир Прокофьевич Ко­зырев, из поселка Глад­кий Новоюрковичского сельского Совета Васи­лий Потапович Белогуб, из Фоевич Михаил Титович Чусов. Так со­стоялось это знакомство.

Разные внешне, в чем- то они удивительно схо­жи. И схожесть эту при­дают не только награды, украшающие грудь каж­дого, а прежде всего, тот особый взгляд, чуть-чуть грустный и чуть-чуть снисходительный, которым смотрят на окружающих люди бывалые и кото­рый особенно характерен для фронтовиков. Ведь то, что видели их глаза, что впитали их души не стереть никакому време­ни, и не понять в полной мере не познавшим та­кого же.

Скромные люди, их трудно разговорить. Не любят рассказывать о се­бе, а рассказать каждо­му есть что. Долгим и тя­желым был путь, прежде чем в составе сводных полков победителей про­шли они по брусчатке Красной площади.

Дмитрий Филиппович Солоненко служил в Се­вастополе. Старшина пер­вой статьи, воинскую профессию осваивал он на крейсере «Молотов». В ночь на 22 июня 1941 года стоял на вахте. Смотрел на звезды, отра­жающиеся в тихой воде Южной бухты, мечтал о скором увольнении, пред­ставлял как вернется до­мой и не знал, что идут последние часы тиши­ны, последние часы ми­ра, не знал, что возвра­щение домой затянется на долгие годы, каждый из которых стоит десяти.

Где-то далеко-далеко послышался гул самоле­тов, и тут же раздался звонок боевой тревоги. Ожил корабль, а с неба посыпались бомбы — пер­вые бомбы войны. Бом­бежка не испугала, ско­рее удивила, удивила не­ожиданностью своей, не­привычностью. Но привы­кать пришлось очень ско­ро, ибо дальше пошла война, пошли ратные будни.

Пять боевых орденов получил Дмитрий Филип­пович Солоненко за че­тыре года войны. За каждым соленый солдат­ский пот, за каждым ост­рый холодок смерти, за каждым преодоление се­бя — все то, что входит в понятие подвига.

Защищал Севастополь, отбивал налеты фашист­ских стервятников на Балтике, ходил в атаки под Ржевом. Менял бес­козырку на пилотку, и снова одевал черный морской китель. Бил вра­га на воде и на суше. Воевал так, как это во все времена умели де­лать представители фло­та российского — безза­ветно, отважно, яростно.

Морскую пехоту немцы недаром называли «чер­ной смертью». Неукротим и страшен всегда был на­тиск людей в полосатых тельняшках. Не было за­дания, которое было бы им не по силам.

…Поздняя осень под Ржевом. Группу моряков отдельного батальона, прибывшего на помощь защитникам города, по­слали в разведку. Зада­ча — доставить языка. Немцы за рекой. Ни лодки, ни катера, ни тем бо­лее моста. Все просмат­ривается, все простреливается, все может при­влечь внимание. Вплавь — в ледяную воду. Вы­шли на берег. По заранее проложенной тропе через минные поля обошли не­мецкие траншеи. Вновь подошли к ним, теперь уже с тыла. Нашли ка­бель связи, перерезали. По нему и двинулись.

Тихо у немцев. Холод загнал в землянки. Толь­ко часовые да дежурные пулеметчики не спят. На огонь пулемета и сориен­тировались. Подползли. Однако, что это. Пуле­мет стреляет, а человека нет. Присмотрелись. Хитрый оказался фа­шист. Прицепил к спуско­вому крючку тросик, про­пустил его в блиндаж и там сидит себе в тепле, дремлет. Время от вре­мени дернет за тросик — пулемет даст очередь.

Без шума скрутить его для разведчиков дело техники. Но когда приходит миг удачи, его нужно ловить. А он при­шел, такой миг. За бре­зентовым пологом, отделявшем пулеметчика от другой части блиндажа, спят немцы. Хорошо спят, раздетые, под одея­лами. Как же, завоевате­ли Европы!

Пробуждение было горь­ким. Всех пятерых, с кляпами во рту, в одних подштанниках вытянули из траншеи на мороз. Прихватили и пулемет. А там снова река. Прав­да, отход оказался значительно тяжелее. Обна­ружили немцы работу разведчиков. Шквальный огонь открылся по всей передовой. Но оста­новить, задержать груп­пу было уже невозможно. Потеряв одного убитым, разведчики добрались до своих.

«Урожай», собранный в ночь разведкой, выдал­ся на редкость богатым. Все пятеро немцев ока­зались офицерами. А та­кое бывает нечасто.

В боевой биографии Дмитрия Филипповича Солоненко немало подоб­ных эпизодов. Грудь его украшают два ордена Красного Знамени и три ордена Красной Звезды. Все это получено на пути к Параду Победы. Выл и сам Парад, где в составе сводного полка 111 Бело­русского фронта шел он ассистентом знаменосца.

Тесно связана с Севас­тополем и биография Владимира Прокофьеви­ча Козырева. Там в со­ставе полка береговой обороны Черноморского флота на рассвете 22 ию­ня 1941 года покинул он казармы по боевой тре­воге и больше уже ни­когда не вернулся туда.

Три месяца, до тяже­лого ранения, защищал Козырев город черномор­ской славы. Затем был Кавказ, тяжелейшие бои за горные перевалы и снова Крым. Там, осенью 1943 года, форсировав Сиваш, бойцы захватили небольшой плацдарм пе­ред самыми немецкими укреплениями. На этом плацдарме и сражался Владимир Прокофьевич Козырев до апреля 1944 года, когда, сосредоточив необходимое количество сил, наши войска штур­мом прорвали крымские укрепления и начали ос­вобождение полуострова.

Сиваш, Джанкой, Сим­ферополь, Кача и знаме­нитая Сапун-гора под Се­вастополем. Все это про­шел солдат. Все это отло­жилось рубцами ран, ран­ней сединою да вечной памятью.

Каждый год в канун Дня Победы, среди про­чих приветов и поздрав­лений, получает Влади­мир Прокофьевич Козы­рев весточку из города боевой юности. Получил он ее и сейчас.

— Уважаемый това­рищ Козырев, — пишут ветерану Севастополь­ский комитет партии, ис­полком горсовета, Воен­ный Совет и Политуправ­ление Краснознаменного Черноморского Флота, Севастопольская секция ветеранов войны и музей героической обороны и освобождения города, — горячо и сердечно позд­равляем Вас, славного воина, участника боев за Севастополь, с замеча­тельным праздником — 40-летием Великой Побе­ды. Город-герой будет вечно хранить благодар­ную память о подвигах своих защитников и осво­бодителей.

День Победы Влади­мир Прокофьевич встре­тил в составе войск I Прибалтийского фронта. После штурма Кенигсберга его направили в походную офицерскую школу, разместившуюся в Тиль­зите. А оттуда в составе сводного полка I Прибал­тийского фронта он был удостоен чести принять участие в Параде Побе­ды. Долгие годы хранил он мундир, выданный участникам парада, пока­зывал его детям, внукам, чтобы помнили, чтобы росли патриотами.

В составе сводного пол­ка Ленинградского фрон­та ступил на Красную площадь в исторический день Парада старший сержант Василий Потапович Белогуб. Чеканил по брусчатке шаг быва­лый артиллерист, и каж­дый шаг все дальше и дальше отодвигал нена­вистную войну. Не знал он тогда, что война еще догонит его, что не окончен еще его ратный труд. Не знал и не верил, ибо легли уже к Мавзолею штандарты поверженных фашистских дивизий, ибо впервые за долгие годы ликовал и смеялся народ, ибо так много уже лично им было пройдено.

…Помнит гвардеец страшные бомбежки, пом­нит артиллерийские дуэ­ли, помнит атаки брони­рованных чудовищ, ко­торые идут прямо на те­бя и остановить их не мо­жет ничто, кроме твоего хладнокровия и воинско­го мастерства. А где его взять, это хладнокровие, когда, впереди нет уже никого, и твоя пушка бьет прямой наводкой, и ты видишь, как растет у тебя на глазах брониро­ванная громада. Но бра­лось откуда-то это хлад­нокровие, и в самый кри­тический момент не вы­держивал враг, уползал обратно. А ты, стерев кровавый пот со лба, шел вслед за ним, чтобы до­стать, добить, добыть По­беду. Ордена Красной Звезды, Отечественной войны, Славы III степе­ни, многочисленные меда­ли — свидетельство мас­терства и отваги артил­лериста Белогуба.

Война ушла, но оста­лись еще ее знаки — ты­сячи минных полей, ос­тавленных после сраже­ний. Нужды были муже­ственные люди, чтобы ликвидировать это страш­ное наследие, чтобы за­колосился на полях боев хлеб. Сняв парадный мундир, взялся за это дело и Василий Потапо­вич Велогуб. Тогда-то и настигла его ушедшая война. Домой вернулся инвалидом. Но как и подобает гвардейцу, не сломило его нежданное несчастье. Выжил, вы­стоял и все сорок мирных лет работал, помогал чем мог родному колхозу.

Из всех четверых уча­стников Парада Михаил Титович Чусов самый молодой. Родился в 1925 году. На фронт ушел в 1943, семнадцатилетним парнишкой. В составе полка легких артилле­рийских орудий участво­вал в разгроме Яссо-Кишиневской группиров­ки врага, сражался в Ру­мынии, освобождал Бол­гарию, Венгрию, Авст­рию. В городе Линце встретился с союзниками – американцами.

…С войной несовместимо слово праздник. И все-таки Михаил Титович считает, что праздник у него был. Этим праздни­ком стало освобождение Болгарии. Пересекая границу страны, готовились встретить сопротивление, ведь Болгария считалась союзницёй Германии. Однако все получилось иначе.

Ни один болгарский солдат, даже из преданных правительству частей, даже под сильным нажимом немцев не повернул оружие против русских братьев.

Навсегда запомнилась Михаилу Титовичу ликующая София. Тысячи и тысячи людей на улицах флаги, цветы, крепкие рукопожатия, счастливые глаза женщин, восторженные голоса «Братушки, вы пришли к нам. Братушки мы ждали вас. Теперь навеки вместе».

Да, с войной несовместимо слово «праздник». Но там, в Болгарии, он был у солдата Михаила Титовича Чусова. Через всю жизнь пронес он его в сердце своем.

Из Вены юный командир орудия, орденоносец был направлен в Москву в сводный полк III Украинского фронта для участия в Параде Победы.

— Утро 24 июня 1945 года выдалось хмурым, – вспоминает Михаил Титович. — С утра зарядил дождик. Задолго до начала парада мы были построены. Я стоял третьим в четвертом ряду нашей колонны. Хорошо просматривалась площадь. И вот стрелки часов на Спасской башне встали на цифре 10. Отзвучали куранты, Трубачи сводного оркестра заиграли «Слушайте все». Верхом на белых лошадях выехали Маршалы Советского Союза Георгий Константинович Жуков, он принимал парад, и Константин Константинович Рокоссовский, онкомандовал парадом. Приветствуя войска, они двинулись вдоль строя. Никогда в жизни с таким наслаждением я не кричал «Ура!».

А потом начался сам марш. Мы шагали, и сердце готово было выпрыгнуть от радости из груди. Конец войне, конец всем лишениям. Мир наступил. И принесли людям мы — советские солдаты.

Да, утро знаменитого Парада было хмурым. Но запомнился он его участникам как самый сверкающий, самый ясный, самый ослепительный день в жизни.

Завершив ратный путь, Дмитрий Филиппович Солоненко, все сорок мирных лет трудился в колхозе «Большевик», став пенсионером, продолжает помогать хозяйству и сейчас, работает на ферме.

Владимир Прокофьевич Козырев долгие годы работал учителем средней школы в Чуровичах.

Василий Потапович Белогуб, как уже говорилось, по мере сил работает в колхозе «Советская Россия».

В нынешнем году уйдет на пенсию и Михаил Титович Чусов. Сейчас он возглавляет одну из бригад колхоза «Фоевичи». Уверен, что и в дальнейшем еще немало пользы принесет хозяйству.

Вот такие они – наши земляки, солдаты Победы, участники исторического Парада.

Н. Смолянкин

Авангард № 56, 1985 г.