Шел солдат через войну

Белогуб Василий Потапович

Это был звездный час всего советского народа – парад Победы 24 июня 1945 года. По Красной площади проходили колонны сводных полков всех десяти фронтов. Влажно поблескивала сталь штыков и касок. На мундирах у каждого ордена и медали, которыми Родина отметила подвиги своих воинов-победителей. На приветствие маршала Г. К. Жукова колонны отвечали мощным «Ура!» Сколько раз за войну с этим воинским кличем поднимались в атаку на полях сражений советские солдаты!

За сводным полком Карельского фронта на Красную площадь вступила колонна Ленинградского фронта. Ее вел маршал Л. А. Говоров. В тринадцатом ряду, печатая шаг, шел старший сержант Василий Белогуб. До боли в суставах сжимал винтовку. Перед взглядом еле заметное колыхание штыков впереди идущих шеренг. Суров и благороден взгляд. Учащенно бьется сердце. Звенят ордена и медали. Идут мимо Мавзолея Ленина победители в великой войне, идут на виду всей страны, всего мира.

Долог и труден был путь солдата к этому звездному часу. В памяти навсегда сохранились первые бои с наглым и сильным врагом на западной границе. Артиллерийский полк, в котором служил Белогуб, уже на второй день войны отражал массированные атаки врага. Попадали в окружение, прорывались. И снова немцы в тылу. Когда кончались боеприпасы, в ход шли гранаты, штыки. Из полка к своим пробилось несколько десятков измученных в непрерывных боях, израненных бойцов.

Корпусной артиллерийский полк 152-х миллиметровых пушек-гаубиц осенью 1941 года оборонял подступы к Москве. Война жестока по сути своих проявлений. Но такого за всю войну Василию Белогубу больше видеть не приходилось. С запада в сторону Москвы шел санитарный поезд с ранеными. На каждом вагонё отчетливо выделялись красные кресты. Но что противнику до гуманности и милосердия. Прорвавшиеся через наши боевые порядки немецкие танки стали в упор расстреливать санитарный поезд. Вагоны загорелись. Все, кто мог двигаться, выпрыгивали из них. Но и тут их настигали пулеметные очереди. Артиллеристы в ту минуту ничем помочь несчастным не могли. Весь боезапас был израсходован, а дополнительно снарядов подвезти еще не успели. И им ничего не оставалось делать, как посылать проклятия тем, кто сидел за броней. А кто сидел? Ведь на всю линию фронта эсэсовцев не хватило бы?

Но уже в те тяжелые дни, после артиллерийской подготовки, которую обеспечивал у одного из орудий наводчик Белогуб, был освобожден город Ельня, а затем и Вязьма – первые предвестники нашей победы.

Помнит Василий Белогуб, как в ноябре 1943 года под Калинином попали в мешок две фашистские дивизии. Пехота их крепко взяла в клещи. Но немцы делали отчаянные попытки вырваться из окружения. Артиллеристам были даны координаты основных целей. В момент очередного контрнаступления противника гаубицы открыли по ним шквальный огонь. Прекратили его тогда, когда стали греться стволы. После полудня на огневой позиции батареи появился пехотный подполковник.

Спасибо, пушкари, за огонек, – сказал он собравшимся возле первого орудия батарейцам. – Славу – пополам, в обиде не будете, – добавил улыбаясь.

В армии требуется, прежде всего, точно и своевременно выполнять приказы командиров. Но и собственная разумная инициатива поощряется.

Артиллеристы закончили оборудование огневых позиций и стали приводить в порядок материальную часть. Справа, километрах в пяти, за обширным пойменным лугом виднелись красные черепичные крыши какого-то селения. Там еще постреливали. На это Василий Белогуб поначалу не обращал никакого внимания. На фронте всегда где-то что-то ухает и стреляет. Но вот оттуда стали раздаваться длинные пулеметные очереди; разрывы снарядов. По их характерным резким звукам Белогуб определил: минометный обстрел. Он приложил бинокль к глазам и увидел многократно приближенную панораму развернувшегося боя. По травянистому лугу в направлении увиденного им населенного пункта бежали наши солдаты. Они залегали, открывали огонь и снова поднимались в атаку. А минометный огонь усиливался. Вспышки разрывов стали видны уже в расположении наступающих. А Белогуб знал, чем это кончается, когда пехота попадает под минометный обстрел. Это большие потери.

Опытному артиллеристу не стоило большого труда засечь батарею противника.

– Расчет к бою! – скомандовал Василий Белогуб. Пока подносили снаряды, Белогуб припал к панораме и стал ловить в перекрестье месторасположение немецкой минометной батареи. Расчет работал быстро, точно. В короткий срок по цели было выпущено, как потом подсчитали по стреляным гильзам, четырнадцать снарядов.

Почему не доложил? – строго спросил Белогуба вернувшийся из штаба полка командир батареи. – За такую самодеятельность знаешь что положено? Да жаль, пехотный комбат из соседней дивизии ходатайствует о награждении артиллеристов, которые ему помогли.

Шел уже март сорок пятого года. Гремели бои в Прибалтике. Попавшие в котел немцы остервенело сопротивлялись.

В тылу артиллерийских позиций, в землянке собрались перед рекогносцировкой офицеры из штаба дивизии. Оказался там и вызванный командиром батареи Василий Белогуб. Офицеры изучали развернутую на сколоченном из жердей столе карту. Вдруг в землянку кубарем ввалился запыхавшийся солдат.

Немцы нас окружают!

Откуда они могли взяться? – строго спросил командир батареи. – Мы же в тылу своих.

Но солдат оказался прав. В лесу, где была вырыта землянка, стали раздаваться автоматные очереди, И все ближе и ближе. А затем послышалась и чужая речь.

У Василия Белогуба оказалась на поясе граната. Артиллеристы всегда их приберегают для самообороны в случае прорыва противника на огневые позиции. Он первым выскочил из землянки, мгновенно сориентировался и бросил гранату туда, где наступающих было погуще. За ним выскочили из землянки и остальные, заняли круговую оборону. Отстреливались из автоматов, пистолетов, нашлось и еще несколько гранат.

За смелость и находчивость Белогуб был представлен к ордену Красной Звезды.

…Колонна за колонной чеканили шаг по брусчатке Красной площади сводные полки. В тринадцатой шеренге сводного полка Ленинградского фронта шел старший сержант из Новых Юркович Василий Потапович Белогуб. На зеленом парадном мундире ордена Отечественной войны, Славы третьей степени, Красной Звезды, медаль «За отвагу», знак Гвардии.

Но не удалось тогда увидеть Белогубу заключительную часть парада Победы. Он узнал об этом по рассказам. В последней колонне было 200 солдат. Они несли опущенные к земле немецкие воинские штандарты, украшенные орлами, лентами, золотыми кистями. Резкий поворот колонны вправо и полетели все эти символы былого величия гитлеровской армии к подножию Мавзолея, превращаясь в кучу хлама.

…Были ранения и контузии. Но судьба хранила солдата. И уже в мирное время война снова напомнила ему о себе. При разминировании полей былых сражений Василий Потапович Белогуб был тяжело ранен, стал инвалидом. Он по сегодняшний, день живет в поселке Гладкий Новоюрковичского сельсовета.

Е. Ковалев

Авангард № 36, 1985 г.