Рассказ о фронтовике

В центре — Николай Никифорович Литвинов

Хочу рассказать о своем отце — Николае Никифоровиче Литвинове, фронтовике, кавалере двух орденов Славы.

Родился он 28 ноября 1924 года в селе Челхов Чуровичского, ныне Климовского района Брянской области в бедной крестьянской семье.

Я помню маленький, очень маленький домишко, где жила моя бабушка, мама отца, к которой я приезжала летом погостить. В доме была одна комната, где размещались печка, кровать, стол с лавками и сундук. Около печи стояли еще лавки для кухонной утвари. В моем детстве в доме уже был дощатый пол, а в детстве папы пол был земляной. Бабушка не умела ни читать, ни писать, была абсолютно неграмотной.

После окончания семилетки папа уехал в Москву и учился в ФЗУ №4. В 1941 году эвакуировался в Саратовскую область и работал трактористом.

В октябре 1942 года отца призвали в ряды Советской Армии. С июля 1943 года по ноябрь 1943 он воевал на Калининском фронте, с ноября 1943 года — на Первом Прибалтийском фронте. Сражался под Орлом, освобождал родную Брянщину.

Папа не любил рассказывать о войне, как не любят это делать настоящие фронтовики. Но остались его воспоминания, которыми он делился на страницах газет. Видимо, журналисты были более настойчивыми в получении информации о войне, чем я — его несовершеннолетняя дочь.

Сейчас эти вырезки из газет, бережно сохраненные в нашей семье, имеют особую ценность уже не только для близких, но и всех, живущих ныне в нашей стране, благодаря подвигам таких, как мой отец, — 18—21­-летних юношей.

Вот как он сам вспоминает тяжелые бои в статье «В те огненные годы», опубликованной в районной газете «Авангард» 16 сентября 1971 года: «Как известно, потерпев крупнейшее поражение в истории войн под Сталинградом, Гитлер решил летом 1943 года нанести такое же поражение нашей армии на Орловско-­Курской дуге. Однако, разгадав замысел врага, наша армия нанесла опережающий контрудар и сама перешла в наступление. В начале августа в результате стремительного контрнаступления наши войска освободили город Орел и устремились к Брянску.

Я участвовал в этом наступлении в составе войск стрелковой Гвардейской дивизии. Гитлеровское командование около города Карачева решило остановить наступление наших войск. Был заранее подготовлен оборонительный рубеж, так называемый Карачевский обвод. 12 августа 1943 года часть войск Брянского фронта ударом с севера и юго-востока начала бои за овладение городом Карачевом. Противник оборонял город силами двух танковых дивизий, одной механизированной, трех пехотных и других. Три дня в районе Карачева шли ожесточенные бои.

Такого массированного огня с двух сторон мне не пришлось больше видеть за всю войну.

Особенно ожесточенные бои были за господствующую высоту 246,1 на шоссе Карачев—Орел. За уничтожение бронетранспортера с пехотой, мешавшего движению нашей части по шоссе, я был удостоен правительственной награды — ордена Славы 3­й степени. Части нашей Гвардейской дивизии, нанеся урон немецкой 78­й пехотной дивизии, обошли господствующую высоту и создали угрозу окружения. Противник вынужден был отступить. Заняв господствующую высоту, с которой открывалась панорама местности на 10— 15 километров, мы увидели страшное зрелище. Город был окутан клубами черного дыма, языки пламени поднимались к небу, до слуха бойцов доносились глухие раскаты взрывов. То фашисты вымещали свою злобу на многострадальном Карачеве.

Гневом наполнились наши сердца, ненависть к врагу за поруганную нашу землю звала нас вперед, в бой. Особенно большие бои развернулись за Карачев 14 августа, а в ночь на 15 августа мы ворвались в город и к утру 15 августа освободили его. В ознаменование успехов по освобождению Карачева четырем дивизиям, в том числе нашей Гвардейской стрелковой дивизии, приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено наименование «Карачевская».

Вслед за Карачевом наш путь лежал в Брянск. Несмотря на яростное сопротивление врага, 17 сентября мы вступили в областной центр. В Брянске мы увидели страшную картину. Город был до основания разрушен. Сердце сжималось от всего увиденного. Хотелось идти быстрее на запад. Хотелось бить врага и быстрее освободить нашу родную землю. Хотелось быстрее прийти в свой Климовский район, увидеть томившихся в неволе своих земляков, мать, с которой я не имел связи с начала войны.

Но в боях за город Навлю я был ранен и после выздоровления направлен на Калининский фронт. Тем временем мои сослуживцы, преследуя врага, 23 сентября освободили наш районный центр Климово, а через три дня и весь район. 28 сентября был освобожден последний уголок Брянщины — Красная Гора».

В этой статье — описание подвига, сделанное журналистом, со слов отца.

Работая с архивными материалами, я обнаружила некоторые несоответствия журналистских описаний и кратких изложений личных боевых подвигов в наградных листах. Думаю, что после жестоких боев и ранений, прощаний с погибшими товарищами, немыслимых для человека физических и душевных испытаний было не до точности в описании действий отдельных фронтовиков в скупых документах, оформляемых штабным писарем, часто выводящим пером строчки под звуки пуль и артиллерийского обстрела.

Кроме двух орденов Славы, на груди отца сияли две медали «За боевые заслуги» и медаль «За отвагу».

За годы войны отец был четырежды ранен, у него насквозь прострелены легкие, на шее остался глубокий шрам, который только частично скрывался за воротом рубашки.

После окончания войны Николай Никифорович Литвинов остался в Советской Армии. С августа 1945 по август 1947 года — курсант Рижского военно-политического училища, потом — офицер-­политработник в группе советских
войск Германии и Прибалтики.

В семье сохранился фотоальбом, в котором запечатлены моменты этого послевоенного времени. Какие же они были красивые — курсанты-фронтовики!

После демобилизации с января 1956 года отец занимался партийной и хозяйственной работой. В последние годы жизни работал директором швейной фабрики в Климово.

Отец трагически погиб 8 января 1973 года, когда мне еще не исполнилось 16 лет. Но всю жизнь он со мной. Именно благодаря папе я чего-­то в жизни достигла. Наверное, потому что стремилась соответствовать отцу, его представлениям о моей будущей жизни и моих успехах. В сложные минуты жизни я всегда обращалась мысленно к папе, спрашивая его, как бы он поступил, что посоветовал. И главный его совет: жить по совести, сохранять свою честь и достоинство, несмотря ни на какие обстоятельства.

У тебя, отец, три внука, четыре правнука и правнучка. Жизнь продолжается!

Спасибо вам, наши отцы и деды! Мы вас помним!

Валентина Макарова

Авангард № 18, 2020 г.