Почетный колхозник

В селе Крапивном я обратил внимание на табличку, прикрепленную к одному из домов. «Здесь живет семья почетного колхозника» — значилось на ней. Уже по этому можно сделать вывод, что человек долго и добросовестно работал в своем колхозе, что он уважаемый среди односельчан человек. Да вот и он сам, Павел Федорович Шендерей. Время избороздило его лицо морщинами, но пожимая его узловатую, крестьянскую руку, привыкшую к труду, чувствуешь еще в ней силу. И застал я Павла Федоровича за колкой дров, занятием для его возраста не из легких.

Мы сидим в комнате, в которой много фотографий. Это дети Павла Федоровича. Девятерых вырастили они. с женой. Сейчас уже все разлетелись из родительского гнезда. Регулярно навещают отца и мать, да и как же иначе: родительский дом, он ведь всегда родной.

Не спеша течет наша беседа, и постепенно, словно страница за страницей, начинает открываться большая жизнь.

…Как и всякий крестьянский паренек, Павел рано познал труд. С весны до осени помогал отцу сеять, растить и убирать урожай. А зимой, когда было время чтобы и передохнуть немного, отправлялся в Киев на заработки. Нужно было добывать необходимую копейку,

Вот там я особенно отчетливо увидел что такое неравенство: кто богат, тот и хозяин. Помню, как на моих глазах, прямо на улице, офицер ни за что жестоко избил солдата.

Но вскоре грянула революция. И Павел Шендерей понял, что ему по пути с теми, кто добивается свободной жизни для таких трудовых людей, как он. В восемнадцать лет он ушел защищать завоевания революции.

Служил я в кавалерии, в знаменитой бригаде Котовского, — вспоминает Павел Федорович. — Освобождали Украину от белополяков. В 1922 году вернулся домой. Не было теперь ни помещиков, ни фабрикантов. Люди сами стали хозяевами своей земли. Нужно было только по- хозяйски распоряжаться всем этим достоянием. А это было возможно лишь сообща, всем миром.

В 1929 году в Крапивном организовался колхоз. Вступил в него и Павел Федорович Шендерей. Он быстро понял всю выгоду артельного труда.

— Председателем у нас был посланец рабочих Клинцовской текстильной фабрики, — рассказывает Павел Федорович. — Фамилия его была Минкин. Конечно, не все поначалу гладко было, случалось уходили люди из колхоза, крепко сидел еще в иных единоличник. Но Год от года колхоз крепчал, и даже самые маловерующие начинали понимать, что в артели лучше и жить, и работать. Но мирную жизнь нарушила война, — с горечью заключает Павел Федорович.

В Великую Отечественную войну он попал на фронт только в 1943 году, после освобождения Брянщины от фашистов. И хотя служил он в основном в подразделениях обслуживания, его доля в победе над врагом несомненно есть, ведь ковалась она всеми: от маршала до рядового бойца, на передовой и в тылу.

После демобилизации Павел Федорович работал бригадиром полеводческой бригады, а затем его избрали председателем ревизионной комиссии. Это он заслужил своим добросовестным трудом, знанием хлеборобского дела. И на посту председателя ревкомиссии Павел Федорович проявлял принципиальность, непримиримость к недостаткам, требовательность.

…Девятый десяток лет жизни уже давно разменял Павел Федорович, но и сейчас еще можно увидеть его на колхозном дворе. Его рукам, хорошо знающим плотницкое ремесло, всегда найдется дело. Телегу ли починить, станок на ферме поправить, да и мало ли еще других дел, которые Павел Федорович Шендерей сделает с охотой и на совесть.

С. Павлов

Авангард № 142, 1985 г.