Партизаны села Фоевичи в соединении Попудренко

Благодаря В. Т. Козодоеву, бывшему директору Климовской школы № 2, к нам в руки попала рукописная книга Василия Логвиновича Ткачева.

Историко­-краеведческий очерк «Партизаны села Фоевичи» Василия Логвиновича, который мы публикуем в сокращении на страницах нашей газеты, рассказывает о жителях села, сражавшихся в составе молдавского партизанского соединения в 1943–1944 годах, о формировании этого соединения, о боевых действиях партизан в нашем районе и многом другом.


В работе над очерком В. Л. Ткачев использовал некоторые материалы из книги Я. П. Шкрябача, а также воспоминания бывших партизан: С. К. Сычевого, И. Ю. Ткачева, Г. П. Бондарева, В. Г. Козлова.

Яков Петрович Шкрябач, бывший командир Второго Молдавского партизанского соединения, второй секретарь ЦК Компартии Молдавии.

Десант

В начале апреля 1943 года с одного из подмосковных аэродромов поднялся в воздух военно­-транспортный самолет и взял курс на юго­запад, к северной границе Украины. На борту самолета — ​десантная группа в количестве одиннадцати человек. Эта группа составит ядро, костяк будущего партизанского отряда.

В составе группы — ​майор Яков Петрович Шкрябач. Рядом с ним — ​В. Дроздов, комиссар, П. Данько, начальник штаба, А. Гудымов, начальник разведки. В. Корабель назначен инструктором по минированию, Н. Каленик, Д. Елин, С. Шкуропацкий — ​будущие командиры рот отряда.

Среди десантников два радиста: В. Поляков и В. Шелухина, а также наборщица-­печатница Н. Миренбург.

Эта десантная группа должна быть сброшена на севере Украины — ​в Городнянские леса Черниговской области недалеко от деревни Мостки. Здесь в это время находилось соединение черниговских партизан под командованием Николая Никитича Попудренко.

От него, организовав новый отряд, десантники по тылам врага должны выйти в район города Сарны и соединиться с группирующимися там молдавскими партизанскими отрядами. А потом крупными силами направиться к границам Молдавии, чтобы в нужный момент оказать Красной Армии существенную помощь в освобождении этой республики.

В партизанском лагере. Рождение отряда

Приземление десанта прошло благополучно. Удачно были выброшены самолетом и мешки с грузом. Через два часа москвичи были уже в партизанском лагере черниговцев. Н. Н. Попудренко встретил гостей сдержанно, но по-­украински радушно: угостил их крепчайшей «городнянской» горилкой, домашней колбасой и салом.

А потом в штабной землянке состоялся деловой разговор. По указанию из Москвы Н. Н. Попудренко как опытный партизанский командир, имевший большой «стаж» борьбы с оккупантами, должен был не только оказать Шкрябачу существенную помощь в первоначальной организации нового отряда, но и поделиться своим богатым опытом боевой работы в тылу врага.

И Николай Никитич сделал все это незамедлительно. Он приказал выделить в новый отряд тридцать человек своих партизан, пять подвод и десять лошадей.

Так, в начале апреля 1943 года на украинской земле, в Городнянских лесах Черниговщины, родился новый партизанский отряд, руководители которого решили назвать его именем товарища Ворошилова. Этот отряд станет базовым для образования Второго Молдавского партизанского соединения.

Поход в Новозыбковские леса

Узнав о прибытии в соединение Попудренко десанта из Москвы, немцы, на третий день, большими силами начали окружать партизанский лагерь. Вечером, собрав в штабе всех командиров отрядов, Попудренко сказал: «Сегодня, пока не поздно, надо уходить. Пойдем на север, в новозыбковские леса. Места уже знакомые, да и, по данным разведки, крупных сил противника там пока нет».

Уже в полночь партизанская колонна численностью более тысячи человек вышла к реке Снов и начала переправу. На рассвете, обойдя село Чуровичи с западной стороны, партизаны углубились в Зеленицкий лес. Здесь решено было провести дневной отдых.

Перед заходом солнца партизанское соединение через деревни Быстра, Вага и Криуша, а затем Малые Щербиничи и Воронову Гуту продолжало поход в новозыбковские леса, куда и прибыло на рассвете следующего дня. Лагерь был разбит в большом сосновом лесу, примерно, на середине расстояния между Злынкой и Новозыбковом.

После отдыха, под вечер Попудренко пригласил к себе в палатку Шкрябача, Дроздова и Данько и вполне официально заявил: «Уже неделя, как вы у меня в соединении. Пора, товарищи, браться за дело. Прежде всего, и это самое главное, — ​займитесь пополнением своего отряда… Одновременно заготавливаете и продовольствие… Сразу же определим район ваших действий: Малые Щербиничи — ​Рогов — ​Воробьевка — ​Гетманская Буда — ​Челхов — ​Фоевичи — ​Криуша. В других селах будут работать другие отряды».

Пополнение

На следующий день Шкрябач и Дроздов сразу же подобрали группу партизан, чтобы под руководством Данько и Каленика послать ее по селам. Для начала решили поехать в небольшой поселок Новополье (бывшего Челховского сельского совета). К сумеркам партизаны на пяти подводах были уже на краю поселка. А в полночь вместе с партизанами уходили в отряд жители Новополья: Егор Исадченко, Яков Моисеенко и молодые парни — ​Николай Заровный и Александр Новиков, а также «окруженцы» — ​лейтенанты Кляпчиков и Зубковы, старшины и сержанты; всего более десяти человек добровольцев.

В эту же ночь по дороге в лес партизаны, по совету Новикова, совершили налет на полицейский участок в селе Рогов. Полицаев разогнали, а партизанам досталось десять подвод, много зерна, двадцать мешков муки, несколько пудов сала, пять тысяч яиц и много других продуктов, собранных для оккупантов.

А через несколько дней вечером большая группа партизан под руководством Данько прибыла и в наше село Фоевичи, чтобы набрать добровольцев в отряд. И такие люди у нас нашлись. Это были, в основном, местные жители.

Вот их фамилии и имена: Семен Сичевой, Василий Зуров, Валентин Козлов, Григорий Бондарев, Иван Новиков, Филипп Митюра и Владимир Семкин.

Уходили вместе с нашими односельчанами и четыре окруженца, жившие в нашем селе: Виктор Антонов, Сергей Кленов, Петр Молчанов, Николай Бобров.

…Уходили наши односельчане, прощались со своими семьями и при этом хорошо сознавали, что идут они на великое и святое дело борьбы с фашистами за честь, свободу, независимость нашей советской Родины, своего родного края, за счастливое будущее своих детей, внуков и правнуков…

…Воевали в отряде у Шкрябача и еще три жителя нашего села, три родных брата-партизана Ткачевы: Иосиф, Александр и Тихон.

История их прихода в отряд такова, что заслуживает внимания и о ней хочется рассказать отдельно.

Жили на улице Заречной в небольшой избе, но большой и бедной многодетной семье пять братьев и одна сестра, а также отец и мать. Из­-за бедности сыновья вместе с отцом ежегодно пасли крестьянский скот, чтобы как-­то прокормиться…

Старший, Иосиф, 1918 года рождения, глубокой осенью 1942 года бежал из Гомельского лагеря военнопленных и еле живой добрался до родного села. За зиму родные выходили его, и уже весной 1943 года он твердо решил уйти в партизаны.

А тут вскоре и партизаны нагрянули в село, с которыми ушла в лес большая группа наших односельчан. Но Иосиф узнал об этом только на следующий день. И тут же решил уйти. Об этом он сказал среднему брату Александру (1924 года рождения). И тот неожиданно заявил: «И я с тобой!»

В тот же день они запрягли лошадь. За возницу взяли младшего брата Тихона. Затем простились с родителями и тронулись в путь.

За селом Рогов на лесной дороге на Сосновку их остановил партизанский пост отряда имени Ворошилова. Наши ребята встретили как раз тех, кого искали.

Тихон уехал домой, чтобы возвратить лошадь в хозяйство отца. А через три дня в этот же отряд пришел и Тихон. Ему в это время было 16 лет. Так, три брата Ткачевы стали партизанами славного ворошиловского отряда.

Обратный поход

Готовясь к решающему летнему наступлению на Курской дуге, немецкое командование по приказу Гитлера должно было в течение мая — ​июня 1943 года разгромить все партизанские формирования. Партизаны наносили чувствительные удары по живой силе и технике. Достаточно только сказать, что менее чем за месяц пребывания соединения Попудренко в новозыбковских лесах его партизанами было пущено под откос тринадцать вражеских эшелонов. Главная железная дорога Гомель — ​Брянск и ветка Новозыбков — ​Семеновка были выведены из строя почти на две недели.

Оккупанты начали окружать лес, в котором находился партизанский лагерь Попудренко.

К середине мая обстановка очень осложнилась. С западной стороны леса каратели заняли села Петрятинку, Спиридонову Буду, Денисковичи и Лысые. На севере большие гарнизоны стояли в Злынке и Новозыбкове, а на востоке — ​в Климово, Гетманской Буде и Челхове. Свободной оставалась южная сторона леса — ​в сторону Рогова и Малых Щербинич. Нужно было немедля уходить — ​уходить на юг, снова в городнянские леса.

Николай Никитич собрал всех командиров отрядов и комиссаров на совещание и сказал: «Пойдем снова в свои родные городнянские леса… Давайте, хлопцы, по дороге ударим по чуровичской полицейской банде и разгромим это осиное гнездо!

Начало операции — ​в 24 часа, одна зеленая ракета. Сигнал о выходе из боя — ​две красные ракеты в Чуровичах. Место сбора — ​Зеленицкий лес, дорога на деревню Рудня-­Цату и Старые Юрковичи».

…Но прежде чем рассказать о ходе боевой операции в Чуровичах, необходимо ознакомить читателей с тем, что же представляла из себя тогда чуровичская полицейская банда.

…В начале осени 1941 года, когда село Чуровичи было уже оккупировано фашистами, в нем появился некто Первой Пахом, бывший местный кулак, ярый враг Советской власти.

Став начальником чуровичской полиции, он в течение осени сумел сколотить полицейский отряд численностью до двухсот человек. Полицаи заняли здание бывшей средней школы и по указанию Пахома превратили его в настоящую крепость.

Под видом борьбы с партизанами эта банда держала в постоянном страхе и беззастенчиво грабила население близлежащих сел и деревень.

Сам Пахом любил постоянно показывать себя хозяином положения, что он «царь и воинский начальник». Он носил длинный черный полушубок и высокую шапку-­папаху, весь был перепоясан ремнями и портупеями. Всегда за поясом носил маузер, а в руке — ​большую толстую плеть. Этой плетью он запарывал до полусмерти попадавших к нему людей. По его приказам хватали и без суда и следствия расстреливали или вешали. Так, летом 1942 года Пахомом и его подручными, якобы за связь с партизанами были схвачены, жестоко избиты, а затем повешены местные учителя — ​мать и дочь Манджугинские. Для устрашения местных жителей и прохожих их повесили в саду на яблоне по улице Школьной недалеко от дороги. И долго не давали родственникам снимать и хоронить.

А в феврале 1943 года по приказу Пахома были схвачены и расстреляны более десятка мужчин, живших в поселке Бугровка, тоже якобы за связь с партизанами.

…Ровно в 24.00 по сигналу зеленой ракеты партизаны ворвались в Чуровичи с трех сторон. И тотчас же все потонуло в лае автоматов и пулеметов, в разрывах гранат. Застигнутые врасплох полицаи выскакивали из хат и, отстреливаясь, бежали к школе, к своей крепости, где думали спастись. Но их настигали партизанские автоматные очереди.

В этом ночном бою в Чуровичах было разгромлено полицейское гнездо и перебито больше половины бандитов. Сам Пахом в эту ночь остался живой.

…Уже после войны, в 1950 году, одна из жительниц Чурович в Киеве на базаре неожиданно встретила Пахома и опознала его. Она заявила об этом в соответствующие органы. Пахом сразу же был арестован, допрошен, во всем признался, затем был судим и как изменник Родины и палач расстрелян.

Необходимо вкратце рассказать о том, какое участие в операции по разгрому чуровичской банды принимали наши фоевичские партизаны, находясь в составе отряда имени Ворошилова, который по приказу Попудренко занял поселок Перекоп и должен был там действовать во время операции в Чуровичах от начала до конца.

Штаб отряда временно располагался в здании бывшей начальной школы, откуда велось руководство действиями партизан. Лейтенант Семен Сичевой, будучи адъютантом и помощником командира отряда Шкрябача, исполнял все его поручения по выполнению подчиненными приказа Попудренко держать шлях на Чуровичи на крепком замке.

Взвод автоматчиков под командованием лейтенанта Василия Зурова и его помощника Валентина Козлова у моста, что недалеко от поселка в сторону Фоевич, устроил засаду, чтобы заблокировать дорогу Фоевичи — ​Чуровичи и не пропустить к месту боя подкрепление фоевичских полицаев. В составе этого взвода были и братья Ткачевы. Они находились в отделении пешей разведки. В этом же отделении был и разведчик Владимир Семкин, как связной отделения.

Партизаны Григорий Бондарев, Филипп Митюра, Иван Новиков были ездовыми и в составе сводного грузового обоза находились в поселке Бугровка. Они во время боя в Чуровичах разбирали там подчистую вражеские склады и все увозили в Зеленицкий лес.

…Вскоре над Чуровичами повисли две красные ракеты — ​сигнал о прекращении операции и выходе из боя. Все отряды двинулись по дороге на деревню Рудня­Цату и Старые Юрковичи, перешли речку Вагу и углубились в Зеленицкий лес.

Пройдя Старые и Новые Юрковичи, отряды взяли курс на украинское село Лемешовку. А там — ​и на городнянские леса…

Прощание с Попудренко

…Незаметно пришел июнь. Заканчивался почти двухмесячный срок пребывания отряда имени Ворошилова в соединении Попудренко.

По указанию Украинского штаба партизанского движения Николай Никитич должен был всем этим отрядам помочь переправиться через Днепр и отправить их в самостоятельный рейд к границам Молдавии.

За Днепр уходили четыре отряда, около шестисот человек и более сотни подвод. И дело это было довольно трудное. Поэтому переправой руководил сам Попудренко. Командиры уходящих отрядов должны были переправляться последними, чтобы попрощаться с Попудренко.

…Прощались все, как родные братья… «Ну, хлопцы, други мои, прощевайте! Не поминайте лихом! — ​сказал, волнуясь, Попудренко. — ​Вот кончится война, и встретимся мы с вами тут, в Радуле, в такую же пору… И вспомним все: и бои, и походы, и бессонные ночи наши…» Прощались… и «уходили за Днепр партизаны, уходили в поход на врага»…

…Но как ни печально, ни прискорбно, а надо сказать с болью в сердце, что встретиться им …не пришлось…

…В середине июня 1943 года, сразу же после ухода отрядов за Днепр, немцы начали усиленно преследовать оставшееся соединение черниговцев. Попудренко отошел от Днепра, с боями вышел под Корюковку и Городню, а потом был вынужден снова увести соединение в новозыбковские леса. Здесь в конце июня — ​начале июля 1943 года его отряды были окружены крупными силами немецко­-мадьярских карателей. Все выходы из леса во все стороны были плотно заблокированы. Во всех близлежащих селах, в том числе и Фоевичах, находились мадьярские части усиления и контроля.

У Попудренко оставался только один выход — ​идти на прорыв вражеского кольца. Причем в его наиболее слабом месте, чтобы избежать лишних потерь. По данным партизанской разведки, таким местом было юго­восточное направление: деревни Ново­Сергеевка — ​Воробьевка и села Гет.Буда — ​Крапивное, а потом — ​в соловьевские леса и на Украину.

И вот шестого июля 1943 года, в середине дня, когда у вражеских солдат было время обеда, партизаны бросились на прорыв. Впереди, воодушевляя своих бойцов, сам командир. В этом жестоком и кровопролитном бою Николай Никитич Попудренко и пал смертью героя.

…А его боевые товарищи — ​черниговские партизаны — ​по трупам врагов вырвались из кольца и ушли по намеченному маршруту в соловьевские леса, а затем — ​и на родную Украину.

Школа мужества

С первых же дней пребывания в отряде, несмотря на определенные трудности, наши земляки­-односельчане постоянно показывали себя только с положительной стороны: были дисциплинированы, смелы, находчивы и по-­житейски смекалисты. Все это было замечено командованием отряда.

Отряд проходил начальную стадию формирования и нуждался в хороших кадрах. Поэтому командир отряда Шкрябач, хорошо присмотревшись к фоевичским партизанам, сразу же назначил их всех на определенные должности.

Лейтенанта Семена Сичевого взял к себе адъютантом и помощником. Второго лейтенанта — ​Василия Зурова — ​назначил командиром взвода, а Валентина Козлова — ​помощником командира этого взвода.

Братья Ткачевы, а также Владимир Семкин, как хорошо знавшие окружающую местность, стали разведчиками и были зачислены во взвод Зурова в отделение пешей разведки. Более пожилые наши партизаны — ​Григорий Бондарев, Филипп Митюра и Иван Новиков были зачислены ездовыми в санитарный и грузовой обозы.

…Боевой путь фоевичских партизан начался, как известно, в новозыбковских лесах, где они пробыли более месяца. Этот период был для них хорошей боевой школой мужества по обучению мастерству партизанской «работы».

Вместе с опытными партизанами-­черниговцами они учились вести разведку, обучались минно-­подрывному делу, а по ночам совершали смелые налеты на железные дороги Гомель — ​Брянск и Новозыбков — ​Семеновка и выводили их из строя. Наши земляки часто выезжали в близлежащие села и проводили там среди населения беседы по сводкам Совинформбюро, принимаемым по радио, и так называемые «хозяйственные» операции по заготовке продовольствия.

Участвовали наши партизаны и в праздничном параде отрядов, который по приказу Попудренко проводился в новозыбковских лесах 1 мая 1943 года, несмотря на близость врага.

После парада был праздничный обед, а затем большой концерт партизанской художественной самодеятельности. В этом концерте принимал участие и наш земляк Иосиф Ткачев. Он с большим мастерством исполнял юмористические и сатирические номера. Да и вообще он был большой любитель и знаток литературы, замечательный рассказчик и знал множество разных интересных историй, басен и анекдотов.

Ко времени ухода отряда имени Ворошилова за Днепр в самостоятельный рейд наши односельчане были уже в достаточной мере подготовленными бойцами-­партизанами, чтобы вести умелую и беспощадную борьбу с немецко­-фашистскими захватчиками и их пособниками.

Авангард № 51. 2016 г.