Партизанский билет

В моем письменном столе хранится бесценная реликвия — партизанский билет под номером 10621, выданный в городе Киеве комиссией по делам бывших партизан при президиуме Верховного Совета Украинской ССР на имя Сентяй Ульяны Даниловны. А еще государственные награды — ордена Отечественной войны и Красной Звезды и медали «За отвагу», «Партизану Великой Отечественной войны» I и II степеней.

Сентяй Ульяна Даниловна — моя родная бабушка, простая русская женщина, родилась в 1914 году в пограничном с Украиной селе Хоромном. Здесь в самом деле, что называется, рукой подать до братской республики, сделал несколько шагов от красивой реки Снов к югу — и ты уже там. Но кто в то далекое время ощущал эту границу — соседние с Хоромным украинские села Елино и Мостки настолько тесно переплелись всевозможными связями, что едва ли можно было угадать различия в их быту и жизненном укладе.

Ульяна Даниловна крестьянствовала на родной хороменской земле, имела большую дружную семью, растила деток и, конечно же, радовалась жизни, которая с каждым годом становилась лучше.

1941 год нарушил размеренную жизнь, разрушил планы и надежды мирного времени. Война пришла и в Хоромное, которое в августе 1941 года оккупировали фашисты.
В народе говорят: «Надо смотреть правде в глаза», и справедливости ради не могу в этой связи не упомянуть и о таком позорном факте тех роковых дней, о которых мне рассказали местные старожилы.

Когда колонна оккупантов въехала в село, навстречу им вышли с хлебом­солью трое односельчан — местный кузнец, начальник почтового отделения и водитель Анатолий, из поволжских немцев. Но их было только трое, большая же часть хороменцев ушла в партизанский отряд, в том числе и вся родня Ульяны Сентяй.

В марте 1988 года бывший секретарь Черниговского обкома партии и командир Черниговского объединения партизанских отрядов, дважды Герой Советского Союза А.Ф. Федоров прислал письмо на имя ее дочери и моей матери Надежды Ивановны. Вот выдержка из этого письма: «Я хорошо знал партизанскую семью Сентяев из Хоромного, лично со всеми встречался в разной обстановке партизанской борьбы, все они — Ваши дедушка, бабушка, мама и отец Иван Иванович, одни из первых в Климовском районе стали на путь партизанской борьбы с фашистскими захватчиками».

С января 1942 года Ульяна Даниловна находилась в соединении
А. Федорова, которое базировалось в соседних с Хоромным елинских лесах. К этому времени Черниговский подпольный обком уже установил связь с «большой землей» и это способствовало дальнейшему развитию партизанского движения в регионе.

Начались активные боевые действия против фашистов.

Гитлеровцы предпринимали многократные попытки уничтожения партизанского соединения Федорова, снимая для этой цели фронтовые части. В марте 1942 года они начали масштабные действия по блокированию соединения в елинских лесах. 14 марта они дотла сожгли село Хоромное за связь с партизанами, а 23 марта 7 000 фашистских солдат вместе с полицаями были брошены против 900 партизан, чтобы окружить их и уничтожить.

В 7 часов утра немцы начали наступление на партизанский лагерь, прибыв из украинского Щорса и российского Климово. Завязался бой и партизаны отступили вглубь леса. Несмотря на жертвы, фашисты упорно лезли вперед. Все время шел беспрерывный бой. Где­то после полудня партизанам удалось найти щель в окружении и незаметно вывести свои основные силы.

Как вспоминала бабушка, с наступлением ночи все они оставили елинский лес по узкому коридору в районе села Кирилловка и далее отошли в Орловскую область, в клетнянские леса. Лагерь партизан­федоровцев в клетнянских лесах расположился на высоком берегу возле ручья. Федорову приглянулось это место не только тем, что тут протекал ручей, который сразу же разрешил проблему водоснабжения, одну из сложнейших в партизанском быту, но и высокими соснами и елями, которые отлично маскировали лагерь с воздуха. Партизаны начали рыть землянки и обустраивать стоянку.

Впоследствии это место стоянки назовут Партизаноградом или Лесоградом. Здесь будет налажено регулярное воздушное сообщение с Москвой, будет издаваться партизанская газета «Коммунист».

В клетнянских лесах Ульяне Даниловне пришлось служить непосредственно при штабе прославленного командира и ей довелось видеть, как в конце 1942 года после очередной поездки в Москву А. Федоров привез с собой в Партизаноград корреспондента ТАСС, дочь болгарских коммунистов Лию Карастоянову и фотографа Якова Давидзона. Лия погибнет при выходе партизан из очередного окружения, а Яков будет пребывать в соединении до самой встречи партизан с частями Красной Армии. Впоследствии его бесценные снимки тех дней будут опубликованы отдельной книгой. Кстати, в этой книге есть снимок близких людей Ульяны Даниловны.

В январе 1943 года командование Вермахта, готовясь к Курской операции, решило очистить клетнянские леса от партизан. Гитлеровцы перебросили в этот район крупные силы, стянули большое количество артиллерии и авиации. Бабушка вспоминала, что в то время стояли жуткие морозы и то обстоятельство, что нельзя было разводить костры, очень осложняло жизнь партизан.

В то же время артиллерия немцев по несколько часов обстреливала лес. В сложившейся ситуации командованием было принято решение уходить из клетнянских лесов. После проведенной разведки и с помощью опытных лесников начался прорыв окружения. В ходе прорыва партизаны несли большие потери, вместе с тем все отряды оторвались от немцев на солидное расстояние, а окончательно соединению удалось выйти из клетнянских лесов лишь к середине февраля 1943 года, а к концу месяца после ряда ночных переходов народные мстители вновь расположились в елинских лесах недалеко от Хоромного. Здесь они уже не строили землянок, а устраивались в палатках и шалашах, а кто­то и просто на снегу на валежнике. Был страшный дефицит продуктов питания, медикаментов и боеприпасов, поэтому все с нетерпением ожидали приезда А. Федорова из очередной поездки в Москву, куда он отправился еще из клетнянских лесов.

И вот в начале марта 1943 года в елинские леса на самолете возвратился Федоров. Здесь он познакомил подчиненных с приказом начальника украинского штаба партизанского движения Т. Строкача. В этом приказе от партизан соединения требовалось перейти на территорию Волынской области, совершая во время рейда диверсионные действия на вражеских коммуникациях.

В этой связи соединение партизанских отрядов было переформировано в два соединения: первое возглавил А. Федоров, второе — его заместитель Н. Попудренко.

В начале марта соединение под командованием Федорова вышло в рейд из елинских лесов на правобережную Украину.

Ульяна Даниловна Сентяй в числе очень немногих местных партизан уходила в рейд, в далекую неизвестность.

Советская разведка установила, что на летнюю кампанию 1943 года немцы готовят на Курской дуге мощную наступательную операцию и с целью дезорганизации путей сообщения немецко­фашистских войск советское командование решило развернуть в тылу противника широкомасштабную «рельсовую войну». Партизанское соединение А.Федорова получило задание действовать в районе Ковельского железнодорожного узла, через который шла значительная часть грузов для группы немецких армий «Центр».
Выдающейся операцией, проведенной Черниговским соединением, была операция, вошедшая в историю как «Ковельский узел».

С июля 1943 года по март 1944 года партизаны под командованием Федорова уничтожили на линиях Ковельского железнодорожного узла 549 вражеских эшелонов с боеприпасами, военной техникой и живой силой.

В конце марта 1944 года Черниговско­Волынское соединение А.Ф. Федорова встретилось с передовыми частями наступающей Красной Армии и было расформировано.

Ульяна Даниловна возвратилась в Хоромное, где от ее дома осталась куча пепла, вырыла землянку и стала жить там вместе с уцелевшими детьми. Работала не покладая рук в колхозе и дома, и нигде и никогда не бахвалилась своим партизанским нелегким прошлым.

Только иногда, откликаясь на настойчивые просьбы нас, внуков­школьников, рассказывала о тяжелых партизанских буднях, бесконечных переходах и выходах из окружения, тяготах и лишениях тех трагических лет. Рассказывала о своих встречах с известными людьми, о своих впечатлениях об Алексее Федорове, Николае Попудренко, с которыми была хорошо знакома и которые знали ее. Кстати, уже в 80­е годы прошлого столетия во время своих приездов на место боевых действий дважды Герой Советского Союза А.Ф. Федоров постоянно вспоминал Ульяну Даниловну и убедительно просил руководителя Хоромного привезти ее на очередную встречу с ним. Однако всякий раз она отказывалась, будучи человеком очень скромным и непубличным.

А может быть попросту не хотела давать волю тяжелым воспоминаниям. Ведь война отобрала у нее двоих детей, мужа, отца с матерью, многих родственников и друзей…

Михаил Терещенко
Сквозь призму времени