Освобождение

То, что именно 17 сентября — день освобождения города Брянска — стало общим днем праздника для всех жителей области, наверное, правильно и подвергать сомнению это не имеет смысла. У всех брянцев должен быть свой общий объединяющий день победы. Но не подлежит сомнению также и то, что и после 17 сентября на территории тогдашней Орловской, а ныне Брянской области еще продолжали хозяйничать фашисты, и последний враг был изгнан с нашей земли лишь 1 октября 1943 года. В этом промежутке с 22 по 25 сентября 1943 года лежит и история освобождения Климовского района.

Знаем мы об этих днях, к сожалению, очень мало. То ли энтузиастов не находилось, то ли лень душевная обуяла, но даже полного списка воинских формирований, освобождавших район, не имеется ни в местном музее, ни в военкомате. И это при том, что в соседнем Новозыбкове собраны данные вплоть до каждого командира батальона.

…Сентябрь 1943 года. Ошеломленные страшным ударом, полученным на Курской дуге, гитлеровцы откатываются по всей линии обороны под натиском Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов. Усилиями Брянского и правого крыла Центрального фронтов освобожден 5 августа Орёл. 3-я армия вошла в Карачев. Однако дальнейшее наступление приостановилось. Потребовалась серьезная перегруппировка сил. Впереди ведь были Десна и Днепр, Украина и Белоруссия.

26 августа наступательная операция Центрального фронта возобновилась. Правое крыло фронта в составе 65-й и 70-й армии наносило удар в направлении Севска и далее Новгород-Северского. Бои были труднейшие, особенно под Севском. Стремясь выиграть время для создания на правом берегу Днепра непроходимого «Восточного вала», немцы отчаянно сопротивлялись. Каждый новый шаг на Запад давался кровью и потом.

И тем не менее войска шли вперед. К середине сентября 65-я и 70-я армии вступили в северные районы Черниговщины. 16 сентября был взят Новгород-Северский. Главной задачей стал выход к Днепру и Гомелю.

Из оперативной сводки Генерального штаба за 21 сентября 1943 года:

…На Гомельском направлении наши войска продолжали развивать наступление и продвинувшись вперед от 10 до  25 километров, заняли свыше 270 населенных пунктов, среди которых город Щорс (Сновск), районный центр Черниговской области Семеновка, районный центр Орловской области Погар и крупные населенные пункты Тереховка, Техоновичи, Блешня…, железнодорожные станции Костобобр, Семеновка, Карповичи…

Следующий день стал днем начала освобождения нашего района.

Но чтобы вступить на территорию района, нужно было преодолеть серьезную водную преграду — реку Снов. Любая речка, даже ручеек, для наступающих непростое дело. Не с хлебом-солью ведь ждут их на соседнем берегу, а со свинцом и сталью. Помните, как у Твардовского:

Переправа, переправа,
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда.
Кому память, кому слава,
Кому темная вода, —
Ни приметы, ни следа.

Василий Иванович Матронин

Выполнить эту задачу — форсировать Снов — выпало на долю 30-го Хасанского стрелкового полка 102-й Дальневосточной Новгород-Северской стрелковой дивизии 65-й армии Центрального фронта и 43-го Даурского стрелкового полка 106-й стрелковой Забайкальской, в дальнейшем Днепровской, дивизии 70-й армии этого фронта.

102-й дивизией командовал генерал-майор Андрей Матвеевич Андреев, 30-м полком — полковник Василий Иванович Матронин. Командиром 106-й дивизии на этот момент был полковник Михаил Маркович Власов, командиром 43-го полка — подполковник Иван Максимович Матюгин.

Полк Матронина вышел к реке в районе поселка Красные Ляды, полк Матюгина — в районе деревни Боровка. Разведка установила, что именно здесь наиболее слабые места в обороне противника. Весь правый берег на этом участке — это сплошные болота с небольшими островками, поросшими густым кустарником, а за ними леса. Удобных дорог для быстрого продвижения войск нет. Но, как известно, побеждает в сражении не тот, кто избегает трудностей, а тот, кто преодолевает их.

Иван Максимович Матюгин

Перед 106-й дивизией стояла задача выбить немцев из северных районов Черниговской области и кратчайшим путем выйти к Днепру. 102-я дивизия была нацелена на реку Сож и город Гомель. Именно там предстояло решать главные стратегические задачи командования на этом отрезке войны. Климовский район и река Снов были лишь очередным этапом решения данной задачи. И тем не менее как в истории дивизий, так и во всех наградных документах их командного состава форсирование Снова упоминается наряду с форсированием Десны, Днепра, Сожа, Вислы, Нарвы, Одера.

Из оперативной сводки за 22 сентября 1943 года:

…На Гомельском направлении наши войска продолжали развивать наступление и, продвинувшись вперед от 10 до 25 километров, овладели городом Почеп, городом Мглин, городом Стародуб, а также заняли 260 населенных пунктов, в том числе… Воронок, Лужки, Каменский Хутор, Ельню…

Из оперативной сводки за 23 сентября 1943 года:

…заняты крупные населенные пункты, среди которых Истопки, Карповичи, Соловьевка, Шумиловка…

Из оперативной сводки за 24 сентября 1943 года:

…заняли свыше 160 населенных пунктов, среди которых районный центр Орловской области Климово, районные центры Черниговской области Городня, Тупичев, крупные населенные пункты… Курозново, Сытая Буда, Старый и Новый Ропск, Гетманская Буда, Куршановичи, Вишневка…

Из оперативной сводки за 25 сентября 1943 года:

…наши войска овладели городом Клинцы, а также заняли свыше 350 других населенных пунктов, среди которых… Чуровичи, Старые Юрковичи…

Из оперативной сводки за 26 сентября 1943 года:

…на Гомельском направлении наши войска овладели городом Сураж, городом и железнодорожным узлом Новозыбков, городом Злынка, районным центром Черниговской области Репки…

…Мы стоим на правом берегу Снова между поселком Луговым и деревней Боровка. Они немного позади, за большим заболоченным лугом, за кущами кустарников на островках. Добраться сюда, также как и 68 лет назад, непросто. Не только дорог, но даже сухих тропинок не найти без провожатого. Девственная природа.

Над Сновом занимается рассвет. Чарующий пейзаж: в легкой дымке молочного тумана, исходящего от реки, слегка прошитого золотистым блеском первых лучей восходящего солнца, время кажется остановившимся, совсем не властным над вечным потоком вод красивой русской реки. Звенящая тишина. Покой. Но это сейчас, а тогда… Тогда все было иначе. Да и день начинался иначе.

По рассказам старожилов здешних мест, утром 22 сентября шел дождь. Жители Боровки накануне покинули свои дома, опасаясь, что перед уходом немцы могут устроить массовый погром в маленькой партизанской деревеньке. Прятались на луговине среди болот, в стогах накошенного сена. Как шла переправа, никто не видел, но от звуков близкого боя закладывало уши. От треска выстрелов, от разрывов снарядов, казалось, вздрагивала земля. Крестились женщины, тихонько плакали дети.

Потом все стихло, но только на следующий день рискнули люди покинуть убежище, посмотреть, что с деревней, что же там на переправе. Боровка оказалась цела, немцев не было, не было и красноармейцев. Сбив заслон немцев на реке Снов, они ушли дальше на Каменский Хутор и Хоромное. На переправе вперемешку остались лежать убитые: и наши солдаты, и солдаты противника. Вскоре появилась погребальная команда и на северной окраине Боровки выросла братская могила советских воинов. Это были бойцы и командиры 43-го Даурского стрелкового полка и 362-го Забайкальского артполка этой же 106-й дивизии.

В списке безвозвратных потерь полка за 22 сентября 1943 года значатся:

Маскин Константин Пантелеевич — старшина;
Коняхин Алексей Васильевич — старший лейтенант, комиссар батальона;
Казиев Александр Мамаевич — младший сержант, командир отделения;
Жеребятьев Николай Николаевич — ефрейтор, стрелок;
Джораев Марзабдилля — рядовой, стрелок;
Янченко Федор Степанович — рядовой, минометчик;
Молев Николай Николаевич — рядовой, стрелок;
Гладышев Александр Николаевич — ефрейтор, минометчик;
Китин Иван Дмитриевич — младший сержант, командир отделения;
Попов Александр Дмитриевич — рядовой, стрелок;
Ахматов Сатыбалды — рядовой, стрелок;
Сатыбайдыев Абдесаттар — сержант, командир отделения;
Глубенков Николай Иванович — рядовой, минометчик;
Бычков Михаил Игнатьевич — рядовой, стрелок;
Шиялов Николай Сергеевич — ефрейтор, подносчик снарядов;
Мясницкий Григорий Иванович — рядовой;
Быков Анатолий Михайлович — рядовой, стрелок;
Истомин Василий Сергеевич — рядовой, стрелок.

Четверо последних похоронены в селе Каменский Хутор, А.П. Гладышев —  в поселке Луговом, остальные на северной окраине деревни Боровка.

В списке безвозвратных потерь значатся также восемь бойцов, погибших и похороненных в деревне Раковка, и двое — у села Хоромное. Общий же список потерь полка только за сентябрь 1943 года — несколько сотен человек. Так что утверждение некоторых доброхотов о том, что в наших краях немцы отходили без всякого сопротивления, ложь неприкрытая. Каждый победный шаг давался большой кровью.

Подтвеждает это и история 30-го Хасанского полка 102-й Дальневосточной стрелковой дивизии на нашей земле. Успешно переправившись через Снов вблизи поселка Красные Ляды, полк продолжит наступление на Соловьевку, Сушаны, Крапивное, Гетманскую Буду и далее в направлении Злынки. Продолжил… Но какой ценой! 23 сентября у ничем не примечательного лесного поселка Малинник один из батальонов полка напоролся на засаду противника. Попытка сбить заслон с ходу успеха не принесла. Бой затянулся на несколько часов. Под кинжальным фланговым пулеметным огнем немцев у поселка погибло 48 бойцов, еще больше получило ранения. Поднимая бойцов в атаку, погибли парторг батальона капитан Остроух Николай Степанович и замполит 3-й роты капитан Левенцов Николай Семенович. Все они похоронены в братской могиле у поселка Малинник (теперь, к сожалению, уже бывшего поселка). Однако подвиг бойцов не забыт. Шефство над братской могилой взяли на себя учащиеся Сушановской школы. И это не может не радовать.

Вот так ковалась победа. Так давалось освобождение.

За мужество и отвагу при форсировании Снова целый ряд бойцов и командиров были представлены к наградам. Среди них старший лейтенант 43-го Даурского стрелкового полка парторг 1-го стрелкового батальона А.В. Коняхин и замполит командира дивизиона 362-го артиллерийского полка 106-й дивизии капитан Голиков Алексей Иванович.

В наградном листе Коняхина особо отмечено: «21 сентября 1943 во время форсирования реки Снов, находясь со стрелковой ротой, воодушевлял бойцов на быстрейшее продвижение вперед. Непосредственно на поле боя оказал помощь двум раненым бойцам и при вынесении раненого командира был убит прямым попаданием снаряда. Достоин награждения орденом Отечественной войны II степени (посмертно)».

Подписывая наградной лист на капитана Голикова, командир 362-го артполка майор Бубликов также отметил, что 21.09.1943 г. в бою за село Боровка замполит дивизиона лично участвовал в отражении атак немцев, собственным примером воодушевлял бойцов на борьбу с противником. В результате контратаки немцы были успешно отбиты. Капитан был представлен к ордену Красной Звезды.

Дальнейшую судьбу артиллериста нам проследить не удалось, а вот о командирах полков можно рассказать подробнее.

Иван Максимович Матюгин родился в 1907 году на Вологодчине. Его боевой путь был, к сожалению, недолгим, но блистательным. Под его командованием полк с боями прошел по Черниговщине, юго-западу Брянщины, освободил не один десяток населенных пунктов и одним из первых вышел к Днепру. К этому времени за плечами даурцев был немалый боевой опыт, приобретенный на Курской дуге, при форсировании Сейма, Десны, Снова и Сожа. Учитывая это, командование поставило перед полком задачу первым форсировать Днепр, занять там плацдарм и удерживать его до тех пор, пока не переправятся главные силы.

На рассвете 15 октября 1943 года севернее поселка Радуль Репкинского района Черниговской области началась артподготовка. Отстрел длился 30 минут, потом Днепр заволокло белым дымом, и Матюгин дал команду: «Вперед!» В первой траншее живых почти не было и десантники сразу же пошли в атаку на вторую линию, быстро выбив оттуда ошеломленного врага.

Подполковник Матюгин, переправившись со второй группой десантников, развернул командный пункт и начал готовиться к отражению контратаки из глубины обороны немцев. Фашисты не заставили себя долго ждать, показались танки, а за ними пехота. Танковую атаку удалось отбить, а на пехоту даурцы пошли в штыковую. В первых рядах атакующих был и командир полка.

Плацдарм был удержан и расширен, главные силы дивизии успешно переправились и развернули дальнейшее наступление. Увы, но без командира Даурского полка. Иван Максимович Матюгин погиб в штыковом бою. 30 октября 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Похоронен И.М. Матюгин в пгт Добречка Черниговской области.

Схожим и не менее блистательным был и боевой путь командира 30-го стрелкового Хасанского полка 102-й Дальневосточной Новгород-Северской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии Василия Ивановича Матронина. Родился он в 1904 году в Ульяновской области.

6 ноября 1942 года Матронина назначили командиром 30-го стрелкового Хасанского полка, сформированного из бывших дальневосточных пограничников. Летом и осенью 1943 года полк участвовал в форсировании рек Десны, Сейма, Снова, Сожа, Днепра и Березины и освобождении городов Дмитровск-Орловский, Новгород-Северский, Гомель. На пути к Гомелю он прошел и через наш район.

21 июня 1944 года полковник В.И. Матронин был назначен командиром 73-й стрелковой Новозыбковской Краснознаменной ордена Суворова II степени дивизии 48-й армии I Белорусского фронта. В этой должности он участвовал в Белорусской стратегической наступательной операции, воевал в Польше, Восточной Пруссии. Там, удерживая плацдарм на реке Нарев, командир дивизии был смертельно ранен осколком снаряда и в тот же день скончался. Похоронен в городе Барановичи Брестской области. 6 апреля 1945 года Василию Ивановичу Матронину было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Завершая рассказ о первом дне освобождения нашего района от немецко-фашистских захватчиков, нельзя не сказать и о том, что сегодня нет уже братских могил ни у деревни Боровка, ни в Раковке, ни возле Хоромного. В 1975 году останки павших воинов были перенесены на гражданское кладбище села Кирилловка и с воинскими почестями перезахоронены в общей братской могиле. В этой же могиле покоятся останки партизан, павших в борьбе с фашистами, а также воины, погибшие при освобождении села Чуровичи и умершие от ран в селе Кирилловка.

Михаил Терещенко,
Сквозь призму времени