На парадах победителей

В нашем районе не так давно произошло событие, о котором нельзя не напомнить. После нескольких лет роспуска, впервые в Новоюрковичской средней школе 14 третьеклассников в торжественной обстановке были приняты в пионеры. У могилы погибших воинов во время Великой Отечественной войны их поздравили с этим событием, повязали красные галстуки. С этого дня отряд начал бороться за право носить имя ветерана Великой Отечественной войны Василия Потаповича Белогуба, которой был участником Парада Победы в 1945 году и второй раз в честь 50-летия этого величайшего события — в 1995 году. Таких людей не только в нашем районе, но и во всей области единицы.

Кстати, Василий Потапович живет в пяти километрах от села Новые Юрковичи в поселке Гладкий. Когда-то в нем было 48 домов с большими семьями. Сейчас осталось всего пять.

Редко кто заглядывает сюда, не говоря уже о том, чтобы приехать на жительство. Дорога к нему наполовину грунтовая, вся в низинах, заполненных водой. Когда мы повернули к нему с луга, след дороги и вовсе пропал. Но вот показался один дом, потом другой, колодец, и открылась улица, по которой уже много месяцев не ездил никакой транспорт, поэтому вся она была в изумрудной зелени травы, цветущих одуванчиках. Мы остановились: заглох мотор. Из сада послышалось щелканье соловья. Его песню в этот утренний час нарушал голос кукушки. А кругом стояли в белом цвету вишни, сливы, черемуха.

И в это время из домика, окрашенного голубой краской, вышел среднего роста широкоплечий старик. Это и был Василий Потапович Белогуб. Познакомились, и он повел нас, какой выразился, в землянку: так он по фронтовой привычке называет свой дом.

В зале, где мы сели за стол, было чисто, опрятно, светло. По нашей просьбе Василий Потапович еще раз вспомнил всю свою необычную жизнь и в то же время во многом похожую на жизнь миллионов его сверстников.

Родился Василий в селе Старые Юрковичи в трудолюбивой крестьянской семье. Так как он был старшим из четырех детей в семье, то ему с детства приходилось пасти домашний скот, пахать землю, косить в лугах травы. Землю в то время ценили и берегли, она была святыней для каждого. Когда стали выделять ее в других местах и в большем количестве, родители в числе первых переехали и основали поселок Светлый.

Четверо детей было в семье Белогубов. По-разному сложилась судьба у каждого из них. Один из братьев, Петр, в звании лейтенанта Советской Армии погиб, защищая Сталинград, второго, Григория, встретившего Победу в Берлине и оставшегося там командиром комендантского взвода, сразила снайперская пуля.

Василий же, еще не достигнув совершеннолетия, перед войной уехал на работу в г. Одессу на сахарный завод. Отсюда его взяли служить в армию. Попал он в 451-й легкий артиллерийский полк Западного военного округа в г. Слуцк. В начале мая 1941 года полк был переброшен поближе к границе, в Белоруссию, в Брестскую область. Здесь Василию вместо оружия выделили две лошади, ездовое седло, шпоры, плетку.

Хорошо он помнит первый день войны. Вот как он рассказывает об этом.

— Было раннее воскресное утро. Солдаты спали в палатках на свежем воздухе. И вдруг в пятом часу послышался невероятный гул, палатки затряслись. Все повскакивали и ничего не могли понять. Кругом слышались разрывы то ли снарядов, то ли бомб. …Пять дней сражались мы с врагом. Были пущены в работу тяжелые 152-миллиметровые пушки-гаубицы. Затем мы попали в окружение. Большинство бойцов осталось там навсегда, на бресткой земле. Некоторые группами, ночью пошли на восток. Встречались в лесу и пограничники — рядовые, офицеры. Все горели одним желанием — воевать.

…Затем я попал под Ельню, Смоленской области в артиллерийский полк. Был вначале наводчиком 152-миллиметровой гаубицы. Весила она 8 тонн, а один ствол — более двух с половиной тонн. Вес снаряда 43 килограмма, дальность полета — 18 километров. В расчете — 8 человек. Пришлось мне защищать г. Ельню, затем Вязьму, Ржев. Потом с тяжелыми боями дошли до Калуги. В этот период был тяжело контужен. Из нашего расчета погибло несколько бойцов.

Направили нас ближе к Москве. Хорошо помню до сих пор, как мы стояли в саду сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. Жить было негде, выкопали землянку. Хотели спилить несколько яблонь, но на каждой из них увидели таблички с надписями откуда привезено семечко, что это за сорт, сколько лет выращивается и руки не поднялись.

Тогда решили снять с теплицы часть соломенных матов. Едва приоткрыли их — увидели огромные белоснежные хризантемы. К нам откуда-то подбежали девушки, нарезали этих хризантем огромные букеты и плача попросили:

— Солдатики, милые, не губите остальные.

А кругом уже лежали снега, был мороз. Так и спали мы на ветках деревьев в землянке в шинелях.

Потом нас перебросили в Прибалтику. По пути брали мы Полоцк 4 июля 1943 года. Со своей тяжелой гаубицей выезжали напрямую в открытую местность и вели бой. И здесь были в нашем расчете потери. Брали мы и другие города.

8 мая 1945 года был я в Прибалтике.

После победы над фашистами пришел приказ из каждого полка выделить по 10 солдат, особо отличившихся в войне, для участия в параде в честь Победы над немецко- фашистскими захватчиками в г. Москве.

Себя никогда не выделял из других. Всегда честно выполнял свой солдатский долг. И то, что мне оказали такую честь, было для меня неожиданностью.

Помню как по 8 часов в день, под музыку нас готовили к этому историческому событию. Что и говорить, первые дни было тяжело, к вечеру ног не чувствовали.

Кормили усиленным пайком, в обед для аппетита наливали каждому по чарке водки.

Потом привыкли к усиленным тренировкам. Не забыть мне тех минут, как мы шагали по брусчатке Красной площади с винтовкой, снаряженной сверкающим штыком.

После Парада в г. Москве снова я был в своем полку в Прибалтике в г. Таллине. И здесь также участвовал в параде Прибалтийского фронта.

На этом служба моя не окончилась. С Прибалтики попал я в Новгородскую область, где разминировал минные поля. В один из дней подорвался на мине и тяжело был ранен. После этого пришлось несколько месяцев пролежать в госпитале в г. Пскове.

Вот такой длинный рассказ получился у Василия Потаповича Белогуба. К этому можно добавить, что вернулся он домой в поселок Светлый на костылях, еще долго лечился в Чуровичской больнице. Дома застал мать и сестру, живущих в землянке. Потом построили себе избушку, но и с ней не повезло — ударило молнией, и она сгорела. Поэтому пришлось Василию Потаповичу уже самому строить собственный дом в поселке Гладкий. Работал он в колхозе в полеводстве, в кузнице, многие годы держал пасеку, вырастил сад.

Трое детей воспитали супруги Белогуб. Жена Василия Потаповича, Любовь Парфеновна, всю жизнь отдала школе — была учительницей. Но как ни прискорбно, двое детей, не дожив до 50 лет, умерли. Третий сын окончил Московский экономический институт имени Плеханова, работает сейчас в правительстве, возглавляемом Примаковым. Регулярно навещает родителей.

Ко всему этому можно еще только добавить, что несмотря на все трудности и невзгоды мы от Василия Потаповича не услышали ни одной жалобы. Только он посетовал: годы идут, а контузия, осколки прошедшей войны, которые он носит в своем теле, начали все чаще беспокоить…

Владимир Гуторов

Авангард № 37, 1999 г.