На фронтовых дорогах

К. Берендс

Только что отгремели бои на Орловско-Курской дуге. Наша 106-я Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия принимала в ней самое непосредственное участие. В бывшем 43-м полку этой дивизии я командовал артиллерийской батареей. Мы гнали немцев на запад, в направлений Новгород-Северского. Бои чередовались со стремительными переходами. Вот уже на картах появились реки Десна и Сновь. Чаще на нашем пути стали встречаться леса. Мы были наслышаны и читали о боевых подвигах брянских партизан в тылу врага. Значит, встреча с ними вполне вероятна.

Как только мы стали освобождать Брянский край, бросалось в глаза, что не было населенного пункта, который бы или весь, или частично не был сожжен. Мы знали, что это дело рук карателей или отступающих немецких войск.

Во время переходов артиллеристы двигались в голове колонны, готовые при первой необходимости обрушить огонь на головы врагов.

Время стерло из памяти названия многих населенных пунктов, которые мы освобождали. Но хорошо запомнил, что в сентябре 1943 года наш полк приблизился к Снови.

Ехали мы лесной дорогой верхом на конях вместе с полковыми разведчиками в голове колонны. За нами двигались пушки на конной тяге. Уже вечерело.. А в лесу сумерки наступают быстро. Вскоре мы увидели небольшую поляну, возле старой липы колодец и черную печь с обгоревшей трубой. Угли на ветерке еще светились красным светом. Невдалеке лежали тела старой женщины и двух детей. Мы знали, что это дело рук недавно ушедших отсюда фашистов.

Много смертей нам приходилось видеть. Но убивать женщин, детей… Это могли делать только фашисты. Солдатские сердца после такого еще больше ожесточались против немецко-фашистских захватчиков.

Едем дальше. На душе после увиденного на усадьбе лесника тревожно. Похрапывают лошади, трещит сухой валежник под колесами пушек и передков со снарядами. Тихо переговариваются солдаты.

Но какое-то подсознательное чувство подсказывает, что не одни мы в лесу. Усилили боевое охранение. Изготовили к бою личное оружие. И вот впереди на дороге показались вооруженные люди, не по форме одетые. В сознании пронеслось: «партизаны». Так оно и было. Мы впервые встретились с народными мстителями. Дружеские объятия, взаимные расспросы, угощения табачком.

В штаб полка мы послали гонца с вестью о встрече с партизанами.

От них мы узнали, что недавно по этой дороге двигалась отступающая вражеская часть. Партизаны напали на нее. Вскоре на дороге мы увидели следы недавнего боя. Еще дымились автомашины. На обочине валялись военные повозки, разбитые ящики из-под мин и снарядов, убитые лошади, трупы гитлеровских солдат. По всему видно было, что жарко пришлось немцам от встречи с партизанами.

Народные мстители провели нас к Снови, указали брод. Наш полк благополучно форсировал реку и освободил села Шумиловку и Кирилловку. Но марш продолжался дальше, на запад.

К. Берендс,
бывший командир батареи.

Авангард № 113, 1985 г.