Мать солдатская

Стоит в центре села Хоромного обелиск. На мраморных плитах его высечены сотни фамилий. Это наши односельчане, те, кто 40 лет назад не вернулся в родное село. Не вернулся, но жизнью и кровью своей сделал все возможное, чтобы пришел на нашу землю славный день Победы, чтобы возродилось из пепла Хоромное, сотни и тысячи таких же, попранных врагом городов и сел.

Самая первая в этом горестном списке – фамилии братьев Ивана, Семена, Петра и Василия Амельченко. Какими были они, как жили, что делали, о чем мечтали, пока не оборвала юную жизнь вражеская пуля? Не так уж много осталось тех, кто знал их лично. 40 лет – срок немалый. А знать и помнить нужно, помнить каждого, кто так или иначе был причастен к великому подвигу народа, и помнить, прежде всего, тем, кого не коснулись жесточайшие испытания, во имя кого сражались и погибали солдаты, несли свой тяжкий крест матери.

…Нелегкая судьба выпала на долю Евдокии Павловны Амельченко. От тяжелой болезни рано скончался ее муж Никифор. Пятеро сыновей и две дочери остались у молодой вдовы. Нищета, вечное горе ожидали в впереди. Так оно, наверное, и было бы, если бы не Октябрьская революция. Советская власть дала землю, помогла семье не только выжить, но и выбиться из нужды.

А потом началась коллективизация. Вся семья сразу влилась в колхоз. Старшие уже работали, младшие подрастали. Николай стал одним из лучших пчеловодов хозяйства. За советом к нему со всей округи ездили. Петр и Василий работали в поле. Отслужив в кадрах присоединился к ним и Семен. Не было дела, за которое не брались бы братья, которое было бы им не по плечу.

Старшие стали обза­водиться своими семья­ми. Дружно, счастливо зажили Амельченко. Хлопотала, радуясь, вокруг них мать. Но верно, недаром, наученные вековым горьким опытом, боятся простые русские женщины большой радости, боятся верить в долговечность ее.

«Радость и беда рядом ходят», — говорит народная мудрость. В одночасье, тяжело заболев, умерли обе дочери Евдокии Павловны. Не успела оправиться семья от этого горя, как пришло во сто крат большее — всеобщее горе. Грянула война.

Все дала братьям Амельченко Советская власть. Теперь же, настало время защищать им ее от врага. Первым из братьев вступил в бой с чужеземцами Иван Амельченко. Только-только собрался он уезжать домой по окончании службы в Армии. Уже приказ на увольнение пришел, но видно не судьба. Не довелось увидеть больше Хором­ное, братьев, мать. На рассвете 22 июня пограничная часть, в которой служил Иван, уже отражала атаки фашистов. До конца держались по­граничники, честно выполнил свой воинский долг Иван Амельченко. Там на западной границе, ни шагу не отступив назад, и остался навечно солдат.

По первому же призыву ушел на фронт Семен Амельченко. Отважный артиллерист, офицер, командир взвода, он громил врага в районе Ельни и Вязьмы, прикрывал подступы к столице нашей Родины — Москве. В одном из боев, немцы прорвали фланги, возникла угро­за окружения. Семен Амельченко повел бойцов в рукопашную. Орудия удалось спасти, но сам командир больше не вернулся на батарею. Тяжело раненного, его захватили немцы. Фа­шистские застенки, горечь плена, попытка бежать… В Хоромном у Семена осталась жена с двухлетним сынишкой.

О судьбе Ивана и Семена Евдокия Павлов­на узнала уже после ос­вобождения Брянщины от оккупантов. А перед тем проводила на фронт еще троих сыновей — Николая, Петра и Васи­лия.

— Отомстите там за братьев своих, за поруганную землю нашу, писала она сыновьям на фронт.

Наказу матери, воинской присяге до конца, были верны братья Амельченко. Громили врага в Белоруссии, Польше, Германии. Себя не жалели, от пуль не прятались. Но не всегда судьба милостива к храбрецам. В Белоруссии, при освобождении города Могилева, сложил свою голову Василий Амельченко. А в апреле 1945 года, со всем незадолго до Побе­ды, получила Евдокия Павловна похоронку и на Петра. «Пал смертью храбрых», — значилось в этой, уже четвертой по счету. А то, что стоит за этими словами правда истинная, под­тверждает награда Пет­ра — орден Отечествен­ной войны. Через два года после войны вручили его вдове, солдата Анне Амельченко.

Домой вернулся только Николай Никифоро­вич Амельченко. Но и он не смог уйти от войны. Настигла она его в 1946 году. Не справился солдат с тяжелыми ранениями.

Одна осталась Евдо­кия Павловна из такой большой семьи. Но осталось и сыновей продолжение — внуки, а вместе с ними и жизнь. До 95 лет дожила солдат­ская мать рядом с ними, работала, помогала стать на ноги, учила жить по правде, быть добрыми и честными, свято выполнять долг свой перед Родиной — словом все­му тому, чему прежде учила собственных сыновей.

…Ежегодно в День Победы сыновья и внуки сотен хороменцев, отдавших жизнь за Родину, приходят на площадь к обелиску, чтобы отдать дань уважения их памяти, их подвигу. Первыми на мраморных плитах значатся имена Ивана, Семена, Петра и Василия Амельченко. Нет среди них имени их матери Евдокии Павлов­ны. Но цветы, что приносят сюда хороменцы — это и ей, солдатской матери, вырастившей и отдавшей навечно другой матери — Родине самое дорогое свое — сыновей.

В. Кравченко

Авангард № 51, 1985 г.