Это нужно — не мёртвым! Это надо — живым!

К великому сожалению, с каждым годом всё меньше и меньше остаётся рядом с нами участников Великой Отечественной войны. Сегодня в районе есть и крупные населённые пункты, где вы уже не найдёте ни одного ныне живущего фронтовика, прошедшего через горнило сражений самой кровопролитной и жестокой из войн. Тем дороже нам, ныне живущим, становятся любые воспоминания о них, достойных вечной памяти нынешнего и грядущих поколений.

Григорий Егорович Часов

…Накануне майских праздников в редакции раздался звонок. Жительница Старого Ропска Валентина Григорьевна Войтешенко, явно волнуясь, попросила: «Напишите, пожалуйста, в газете о моём отце, Григории Егоровиче Часове. Я в долгу перед его памятью. Отец почти два года находился на передовой, был трижды ранен, награждён боевыми орденами и медалями. Как человек необычайной скромности, он, когда был жив, не хотел, чтобы его заслуги перед родиной как-­то публично отмечались…

Во время телефонного разговора договариваемся о встрече. И вот эта встреча состоялась. Валентина Григорьевна осторожно разворачивает передо мной семейные реликвии: военный билет, орденские книжки Григория Егоровича Часова на ордена Красной Звезды и Отечественной войны первой и второй степени, удостоверения к медалям «За участие в героическом штурме и взятии Кенигсберга», «За победу над Германией». Уже в более поздние послевоенные годы к каждому юбилею Победы Григорий Егоровичу вручали юбилейную медаль. Бережно хранится и его сугубо мирная награда — ​медаль «Ветеран труда». В качестве документа, подтверждающего трудовой путь ветерана ,— ​трудовая книжка колхозника.

Особенно трепетно передаёт мне Валентина Григорьевна послевоенную фотографию отца в рамке.

— Она, на которой отец с фронтовыми наградами, единственная в нашей семье, — ​с сожалением говорит дочь ветерана. — ​Правнуки Григория Егоровича несли её в составе бессмертного полка на праздновании 70‑й годовщины Великой Победы…

Что же за человек был Григорий Егорович Часов, как жил, чем занимался в мирные годы? Родился он в 1923 году в Новом Ропске в обычной для того времени многодетной крестьянской семье. Его босоногое детство пришлось на время жесточайшего голода, от которого в тридцатые годы прошлого столетия во многих бедняцких крестьянских семьях погибали не только дети, но и взрослые. Именно в те годы семья Часовых лишилась отца, главного кормильца, и двоих детей. Большая часть забот о хлебе насущном тогда легла на плечи старшего брата Ивана и младшего Григория. Более менее стабилизировалась ситуация в семье Часовых лишь к концу тридцатых годов, когда местный колхоз стал набирать силу. В трудовой книжке Григория Егоровича есть запись о его приёме в 1939 году в члены колхоза. Хотя работать он, как и другие дети колхозников, в коллективном хозяйстве начал гораздо раньше, помогая матери выполнять тот или иной наряд бригадира. К тому же, село Новый Ропск, вернее, его жители славились своим промыслом — ​кустарным производством валенок. Из поколения в поколение, от отца к сыну передавалось это ремесло, а валенки, изготовленные местными умельцами, пользовались большим спросом далеко за пределами Нового Ропска. Доход от их продажи помогал многим новоропским семьям выживать, в том числе и в нелёгкое послевоенное время.

По словам женщины, Григорий Егорович в совершенстве овладел профессией шаповала и, хотя продажа валенок считалась тогда спекуляцией и была под запретом, он, как и многие жители Нового Ропска, не переставал заниматься их производством в течение многих лет. Так получилось, что война, начавшаяся 22 июня 1941 года, до Нового Ропска докатилась очень быстро. Уже в сентябре этого же года немцы заняли село и потянулись годы оккупации. Как и многие его односельчане, Григорий не успел уйти на фронт. Но, учитывая то, что неподалёку в лесу находился партизанский отряд, парень стал помогать тем, кто ушёл в лес, выполняя различные поручения его командира. Долгожданное освобождение села пришло вместе с первыми бойцами Красной Армии лишь в сентябре 1943 года. А уже в начале октября Григорий вместе со многими такими же, как и он, необстрелянными новобранцами принял свой первый бой на Гомельском направлении в составе 413-­го стрелкового полка Красной Армии. Как известно, на этом направлении много их тогда полегло, молодых и плохо обученных воинов. Лишь чудом тогда остался жив рядовой Григорий Часов, который был определён на одно из самых опасных мест в воинских подразделениях — на должность телефониста. Мало кто из этой категории бойцов дожил до конца войны. Да и самому телефонисту надо иметь немалое мужество, чтобы тащить на себе катушку с телефонным проводом, да ещё и на виду у противника, всячески старающегося уничтожить вражеского связиста. Но Григория, очевидно, Бог хранил каждый раз от неминуемой смерти, как считали в семье, спасали молитвы матери. Уже 3 октября 1943 года телефонист Григорий Часов, обеспечивающий связь с командиром батальона, был ранен в руку и отправлен в медсанбат. Об этом говорит нам запись в его военном билете. Это было первое ранение молодого воина, но потом будут и другие. И всё-­таки это не смерть, которая ходила за новобранцем буквально по пятам.

Будет уместным остановиться на некоторых фронтовых эпизодах Григория Егоровича Часова, подробно описанных в наградных листах красноармейца. Благодаря Интернету в одном из них можно прочитать: «В боях 28 июня 1944 года за город Бобруйск Могилёвской области хорошо обеспечивал связью командира батальона с командирами рот, исправлял под огнём противника порывы по линии, его линия всё время работала бесперебойно. Когда противник перешёл в контратаку т. Часов с автоматом в руках принимал участие в отражении наступления и сам лично убил 11 фашистских солдат и подавил огонь 2-­х пулемётных точек противника. Ходатайствую о награждении орденом Славы 3­-й степени. Командир 1348 стрелкового полка майор Королёв».

В ещё одном документальном свидетельстве, найденном на сайте Министерства обороны РФ, командир полка 15 сентября 1944 года представляет на награждение красноармейца Часова орденом Красной Звезды. Здесь же читаем следующее описание его подвига уже на территории Польши: «В период боёв 3–9 сентября 1944 года в Острув-­Мазовецком уезде Белостокского воеводства хорошо обеспечивал телефонной связью командира стрелкового батальона с командирами рот и под огнём противника сам лично устранил 10 порывов на линии. При форсировании реки Нарев 4 сентября 1944 года, когда вышел из строя командир взвода, тов. Часов стал руководить взводом, и также связь во время форсирования работала хорошо, что дало возможность бесперебойного руководства боем».

Участвовал красноармеец Григорий Часов и при штурме сильно укреплённой крепости Кенигсберг, о чём свидетельствует удостоверение на его имя к медали «За взятие Кенигсберга». Напрасно немцы надеялись на её неприступность.

Крепость пала, как пал затем Берлин к ногам советского солдата-­освободителя.

Такой желанный и такой долгожданный день 9 мая 1945 года, когда было объявлено о капитуляции Германии, Григорий встретил, выписавшись из госпиталя после третьего ранения. Так записано в военном билете. До 23 октября 1945 года находился старшина роты Григорий Часов в составе одной из воинских частей на чужой земле, на территории Австрии, а демобилизовавшись, вернулся в родное село. Живым с войны вернулся и его старший брат Иван.

— Судя по рассказам родных, их радости тогда не было предела, — ​рассказывает дочь фронтовика Валентина Григорьевна. — ​Ведь с войны вернулись живыми оба родных брата. Но наш отец, когда мы подросли, очень неохотно рассказывал о войне. А впереди у бывшего фронтовика была непростая мирная жизнь. Григорий Егорович вновь устроился на работу в колхоз, а вскоре и женился. Многие годы бывший фронтовик трудился рядовым колхозником и лишь в 1990 году ушел на заслуженный отдых. В свободное время, если такое у селянина бывает, продолжал заниматься изготовлением валенок и возил их продавать на окрестные рынки. Вместе с супругой Александрой Николаевной растил пятерых детей.

Григория Егоровича Часова не стало в 1998 году. Его жена Александра Николаевна ушла из жизни в 2013 году. До последних дней старались супруги Часовы помогать детям и внукам, которых очень любили…

Пришло время, когда уже дети фронтовика рассказывают его правнукам о боевом и трудовом пути прадеда.

Александр Голованов