Дорога жизни

Мы с Василием Марковичем Чаусовым, заместителем секретаря парторганизации колхоза «Искра», идем по улице Вишневки. Василий Маркович рассказывает мне о колхозном ветфельдшере Александре Ивлевиче Грецком. «74 года старику, — говорит он, — а работает. И, главное, как работает. Никогда не скажешь, что ему уже 10 лет платят пенсию. Молодые наши ветеринары, хотя и образованием повыше, а чуть что случилось серьезное — сразу к Ивлевичу. И он идет на помощь. Опыт работы у него большой. Много читает. У него всегда есть журналы по специальности, книги. Он находит еще время и на общественные дела. С коммуниста всегда спрос большой. В партийной организации он в числе самых активных. Часто выступает перед молодежью.

Мы подошли к дому Грецкого. Навстречу нам вышел старик среднего роста, в белой расстегнутой рубахе. Это был Александр Ивлевич.

Александр Ивлевич родился в 1895 году в селе Шумиловке. Детство известное. Такое, как и миллионов крестьянских детей. Разве что в одном повезло ему: окончил земское трехклассное училище. Работал в деревне, пока не забрали в солдаты.

Кавалерийскую дивизию, в составе которой был и полк улан, бросили на юго-западный фронт затыкать дыру, образовавшуюся после успешного наступления немцев в Карпатах. Первый бой принял у местечка Сучавы. Спешили кавалеристов и необученных, неприспособленных к боям в пешем строю, бросили в самое пекло. Только благодаря героизму русского солдата, ценою тысяч жертв, павших по вине бездарного командования, удалось закрыть брешь, остановить немцев. Отличился в этом бою и Грецкий. Он был представлен к Георгиевскому кресту. Но был и ранен.

До фронта сведения идут нескоро. И потому революция, отречение государя было для фронтовиков неожиданностью. Тайком начали митинговать и думать… думать…

А потом пришел приказ Керенского: «Дивизии с фронта сняться и идти на Петроград, на устранение беспорядков в столице».

Дивизия двинулась. Но добрались только до станции Раздельная. В эшелоне появились листовки, большевистские газеты, на каждой остановке вспыхивали митинги. «Вас обманули», — призывали агитаторы. Солдатский комитет, в состав которого вошел и Грецкий, постановил: на Петроград не идти, полки расформировать.

Домой приехал с оружием, словно знал, что воевать еще придется. Началась гражданская война. Александр Ивлевич вместе с группой односельчан пошел к Щорсу. Но у Щорса воевать не пришлось. Бывших кавалеристов отбирали, чтобы отправить на самый трудный участок — на восточный фронт. Среди добровольцев был Грецкий. Громил чехов, участвовал во взятии Казани, боролся с Колчаком. В 1919 году тяжело заболел тифом, болел долго, но выжил. Однако здоровье надломилось. Воевать больше не мог. Но и из армии уходить отказался. Как старого кавалериста, его направили в кавалерийскую школу готовить кадры для Красной Армии. В 1922 году — демобилизовался.

Родное село встретило неласково. В самом разгаре была борьба за передел земли. С одной стороны кулаки и подкулачники, объединившиеся вокруг кулацкого сына, бывшего белого офицера, с другой — беднота, возглавляемая группой бывших красных партизан и красноармейцев. Каждую ночь перестрелки. Ходили только группами. Стало известно, что кулаки повезли свой план передела земли в Новозыбков, в уездный земотдел. От бедняков со своим планом отправился Грецкий. От Шумиловки до Новозыбкова путь немалый. Но за ночь пешком он дошел и сумел опередить кулаков. Земотдел утвердил план раздела бедняцкий. В 1923 году началось массовое переселение на поселки. Александр Ивлевич перебрался в Вишневку.

В 1930 году в Вишневке был организован колхоз. Вскоре направили Александра Ивлевича в ветеринарную школу. Вернулся ветфельдшером. За предвоенные годы колхоз укрепился, стал одним из самых передовых в районе.

Но война зачеркнула все планы. Немец подходил к Брянщине. Началась эвакуация. В Пензенской области, в местном колхозе, сдал скот. И сразу же стал проситься на фронт. 7 апреля 1942 года был уже в армии.

Служил в авиатехнической части. С аэродрома, на аэродром двигался вслед за передовой. Участвовал в боях за Донбасс, под Балашовом, на Курской дуге, форсировал Дунай. Был контужен. Но как ни приходилось туго, старый солдат ни разу не нарушил приказ, ни разу не дрогнул. Войну закончил в Австрии. В сентябре 1945 года демобилизовася.

А дома ждали недобрые вести. Пал смертью храбрых сын Николай. Намыкались в оккупации жена и дочери. Снова занялся ветеринарией старый солдат.

А в 1952 году вступил партию. Коммунист в душе стал коммунистом на деле.

Все послевоенные годы трудился в колхозе. Снова колхоз «Искра» один из лучих районе. И в этом есть заслуга Александра Ивлевича Грецкого.

Среди многих памятных вещей особенно бережно хранит Александр Ивлевич небольшую красную коробочку. Здесь его награды. Вот она, медаль «За отвагу». Совсем недавно появилась она здесь. А наградили ею Александра Ивлевича как участника гражданской войны.

Вот медаль «За победу в Германией», вот юбилейная «20-летие Победы». Среди многих документов бережно хранится алая книжечка  «Удостоверение красногвардейца и красного партизана». Здесь же и «Свидетельство» о занесении навечно Александра Ивлевича Грецкого в юбилейную «Книгу трудовой славы» выданное Брянским обкомом КПСС.

…Дорога жизни. Мы все встаем однажды у ее начала. И только от нас зависит, как дойдем мы до конца.

Н. Смолянкин

Авангард № 91, 1969 г.