Человек. Патриот. Учитель

По моему глубокому убеждению, среди наших современников, живших в селе Сытая Буда во второй половине двадцатого века, пожалуй, не было более значимой личности, чем Федор Антонович Пискус. Значительность эта в первую очередь определяется деятельностью Федора Антоновича на посту директора школы, которая имела большой общественный резонанс в нашем селе и районе.

Пискус Федор Антонович

Федор Антонович родился в Новом Ропске. Учительствовать начинал в Любечанской школе, куда был направлен после окончания Новозыбковского учительского института. Однако диплом учителя физики и математики получить он не успел — ​помешала война. В первые же дни войны молодой учитель вместе с другими новобранцами был мобилизован на фронт. Воевал в 28­й краснознаменной Невельской стрелковой дивизии. Первые бои принял в Великолукском районе Псковской области. Видимо, потому что он учился на физмате, его как специалиста направили в ремонтные мастерские, где восстанавливались поврежденные артиллерийские орудия — ​грозное оружие войны. Старший техник Пискус во время боевых действий на фронте показал себя исключительно грамотным, умелым и мужественным офицером. Из его фронтовых документов известно, что в артиллерийской полковой мастерской в тяжелых условиях за непродолжительное время, благодаря его умелой работе, было восстановлено шестнадцать артиллерийских систем, требующих капитального ремонта. Фронт есть фронт, и Пискус вместе с другими отражал атаки врага, ходил в наступление. В одном из боев офицер был ранен, его подобрали и эвакуировали в госпиталь. После лечения хромающий на одну ногу воин вернулся в родной артиллерийский полк и продолжил свой ратный труд. От предложения комиссоваться по ранению отказался, понимая, как нужны фронту такие специалисты, как он.

Держу в руках копию наградного листа, где указано, что за образцовое выполнение боевых заданий командования, проявленные при этом доблесть и мужество приказано наградить старшего лейтенанта Пискуса Федора Антоновича, начальника артмастерских 112 артполка орденом «Красной Звезды». Этот орден, по словам его дочери Нины Федоровны Евмененко, среди многих наград отца был для него самым дорогим. Хочу подчеркнуть тот факт, что Федор Антонович никогда не носил кителя с наградами, не подчеркивал свой ветеранский статус, что говорит о его скромности. Большинство его учеников только по хромоте и каким­то отрывистым сведениям «сельского радио» догадывались о фронтовом прошлом Пискуса. А в глазах мальчишек он был настоящим героем, что в действительности соответствовало истине. Дивизия, в которой служил наш односельчанин, дошла до столицы Румынии, города Бухареста. Здесь он и встретил Победу. Вскоре по прибытию домой фронтовик женился. А в 1946 году Федора Антоновича вместе с супругой Марией Борисовной, преподававшей биологию, перевели в Сытобудскую школу. В школе села Сытая Буда Пискус бессменно трудился вплоть до последних своих дней.

С первых же дней работы в школе у Пискуса был непререкаемый авторитет. Школьники, узнавая издалека хромающего Федора Антоновича, сразу переставали баловство и кто­то объявлял: «Ребята, кончай бузить, дирик идет». Такое уважительное прозвище означало — ​директор. Время от времени он повторял философскую фразу: «Истинная храбрость — ​это жить, когда надо жить, и умереть, когда надо умереть». Вот тут, как говорится, что­то не срослось. Ему рано было встречаться с вечностью, рано… Гроб с его телом провожали всем селом… В качестве отступления отмечу, что и сына его Константина Федоровича, врача районной больницы, рано ушедшего из жизни, тоже провожали в последний путь всем селом. Второй сын Владимир Федорович, как и брат выбрал профессию врача, и отдал этому благородному делу многие годы жизни. Дочь Федора Антоновича Нина пошла по стопам отца, добросовестно трудилась учителем в Сытобудской школе, сейчас находится на заслуженном отдыхе.

В 1970 году Ф. А. Пискус был удостоен высокого звания «Заслуженный учитель школы РСФСР», а к боевым наградам добавилась почетная медаль «За трудовое отличие».

Поражаешься, когда думаешь о том, какой работоспособностью обладал этот человек. Кроме своих главных обязанностей он возглавлял партийную организацию села, вел кружок политпросвещения среди комсомольцев. Его занятия, на которые ходил и автор этих строк, были для нас настоящей школой жизни. На одном из своих семинаров с сельской молодежью он как­то заметил:

— На вашем жизненном пути повстречаются разные люди, вы будете переживать различные жизненные ситуации, но готовых рецептов как поступать ни я, ни кто­то другой вам не даст, их нет. Но знайте, только тогда, когда вы осознаете свою кровную связь с родной землей, станете патриотами, вы можете сказать, что ваша жизнь удалась.

Хочу подчеркнуть, что эти слова сохранились у меня до сего времени в конспекте, который я вел на занятиях. Я так же, как и многие другие сытобудцы, был учеником Федора Антоновича. Запомнились его уроки математики, астрономии. Все дело в том, как он их вел. Требовательность к ученику сочеталась в нем со справедливостью и какой­то отеческой обходительностью. Учитель отвергал язык ультиматумов, унижения ученика или не дай бог оскорбления. По своей натуре он был не склонен к благодушию, однако когда ученик что­то обещал, не рассчитав свои возможности, с улыбкой шутил: «Ну, вот жди, когда черт помрет, а он и не хворал еще». Когда ученик, не выучив урок, городил явную околесицу, Федор Антонович, опять же с улыбкой, констатировал: «Да­а­а, садила баба репу, а выросло порося» или же «семь верст до небес и все лесом». Вспоминается, как на уроках, когда ученик неверно решал уравнение, он обычно говорил: «Ну что же, работа проделана большая, только искал дед маму, да сам попал в яму». Такие шутливые, ироничные замечания доходили до учеников быстрее любого наказания, жесткого разговора или слов наподобие «как тебе не стыдно, так отвечать на уроке».

Федор Антонович одинаково уважительно относился к учителям и школьникам. Поэтому в педагогическом коллективе школы не было подводных течений, дрязг или скандалов. Порой директор мог задумчиво сидеть в кабинете, казаться спокойным, однако его напряженную мыслительную деятельность выдавал коробок спичек, который неустанно вращался, постукивая, да куча окурков в пепельнице. Глаза в такие моменты у него были как у человека, который вглядывается в далекое прошлое. Не погрешу перед истиной, если скажу: у Федора Антоновича был большой педагогический талант.

Стараниями одного из последующих директоров школы Веры Афанасьевны Тарабанько сытобудцы увековечили память своего земляка: на фасаде Сытобудской школы установлена мемориальная доска с портретом и датами жизни участника Великой Отечественной войны, талантливого педагога Федора Антоновича Пискуса.

Николай Гордеенко